В школе нас учили искать в биографиях великих людей примеры для подражания, но жизнь – не учебник, а классиков русской литературы обуревали те же страсти и пороками, что и всех остальных. Ругались и ссорились они не менее вдохновенно, чем творили.

Трудно было представить более не похожих друг на друга людей, чем Иван Тургенев и Федор Достоевский. Литераторы познакомились в Петербурге в 1846 году. Достоевский находился в самом начале тернистого пути к славе. Тургенев был старше Достоевского всего на три года, но уже занял почетное место на литературном олимпе.

- Что за человек! Поэт, талант, аристократ, красавец, богач, умен, образован, 25 лет, - я не знаю, в чем природа отказала ему? Наконец: характер неистощимо-прямой, прекрасный, выработанный в доброй школе, - поначалу восхищался Тургеневым Достоевский.

Но отношения литераторов неоднократно подверглась серьезному испытанию. Например, когда Достоевский закончил роман «Двойник», и на квартире Белинского устроили читку нового произведения. На середине произведения сделали небольшой перерыв. Тургенев похвалил изобретенное Достоевским слово и… откланялся, сказав, что его ждут неотложные дела. Демонстративный уход был понятнее длинных рецензий. Федор Михайлович страшно переживал.

Взаимное неприятие копилось годами. Лето 1867 года Тургенев проводил в Баден-Бадене. Достоевский с молодой женой Анной Григорьевной тоже был вынужден уехать из России, потому что «кредиторы ждать больше не могли» и хотели упечь Федора Михайловича в долговую тюрьму. Но и вдали от родины Тургенев и Достоевский продолжали друг друга не понимать и не принимать. Один из их конфликтов описан в дневнике Анны Григорьевны: 

«За чаем Федя мне рассказал свой визит к Тургеневу. По его словам, Тургенев ужасно как озлоблен, ужасно желчен и поминутно начинает разговор о своем новом романе. Федя же ни разу о нем не заговорил. Тургенева ужасно как бесят отзывы газет: он говорит, что его изругали в «Голосе», в «Отечественных Записках» и в других журналах. Говорил еще, что дворянство под предводительством Филиппа (?) Толстого хотело его выключить из дворянства русского, но что этого как-то не случилось. Но прибавил, что «если б они знали, какое бы этим они доставили мне удовольствие».

Федя, по обыкновению, говорил с ним несколько резко, например, советовал ему купить себе телескоп в Париже, и так как он далеко живёт от России, то наводить телескоп и смотреть, что там происходит, иначе он ничего в ней не поймет, Тургенев объявил, что он, Тургенев, реалист, но Федя говорил, что это ему только так кажется.

Когда Федя сказал, что он в немцах только и заметил, что тупость, да кроме того, очень часто обман, Тургенев ужасно как этим обиделся и объявил, что этим Федя его кровно оскорбил, потому что он сделался немцем, что он вовсе не русский, а немец. Федя отвечал, что он этого вовсе не знал, но что очень жалеет об этом.

Федя, как он говорил, разговаривал всё больше с юмором, чем ещё больше сердил Тургенева, и ясно выказал ему, что роман его не имел успеха. Расстались, впрочем, они дружески, и Тургенев обещал дать книгу».

И все-таки спустя годы биографы сошлись во мнении, что какими бы колкими репликами ни обменивались Достоевский и Тургенев, они прекрасно понимали масштаб таланта друг друга.

***

Напомним, ранее мы рассказывали о непростых взаимоотношениях Ивана Тургенева и Льва Толстого.