Исаакиевский собор - крупнейший православный храм Санкт-Петербурга. Восхищающее нас строение является четвёртым петербургским храмом в честь Исаакия Далматского. Автором проекта выступил архитектор Огюст Монферран. Строительство курировал лично император.

Уроженец парижского предместья Шайо Анри Луи Огюст Рикар де Монферран 40 лет прожил в России. По мнению исследователей питерской истории, человеком он был достаточно замкнутым и в свою жизнь окружающих не очень-то допускал. Среди немногих друзей гениального архитектора называют представителей тульской династии Демидовых – Николая Никитича (правнука Никиты Демидова) и его сына Павла Николаевича.

Отец и сын Демидовы - Николай Никитич и Павел Николаевич

Николай Демидов был страстным коллекционером и в 1805–1806 состоял в переписке с художником Франсуа Коммарье (отчимом Огюста Монферрана), служившим русскому промышленнику посредником в приобретении произведений искусства. Огюсту тогда было 20 лет, и талантливого юношу только приняли в парижскую Королевскую школу архитектуры.

После падения империи Наполеона в побежденной Франции начинающему архитектору надеяться на интересную работу не приходилось, поэтому Монферран начал подумывать о России. Воспользовавшись приездом в Париж российского императора, в апреле 1814 года Монферран преподнёс монарху свой «Альбом разных архитектурных проектов, посвящённых Его Величеству Императору Всероссийскому Александру I». Рисунки императору понравились, и Монферран получил приглашение для приезда и работы в российской столице.

Исследователи документальных архивов пришли к выводу, что переезд оплатил Николай Демидов. Из письма Монферрана Н.Н. Демидову: «Нам необходимо иметь защитника в Вашей стране в начале нашего устройства, мы нашли его в Вашем лице. Не оставляйте Вашей доброты и верьте в нашу признательность».

В России Монферрана назначили ведущим архитектором Министерства двора и положили зарплату 8 тысяч в год. С жильем помог тот же Николай Никитич. К этому времени он уже служил посланником во Флоренции, но сохранились бумаги с его письменными распоряжениями относительно помощи Монферрану.

Огюст Монферран был настолько близок к семье Демидовых, что стал свидетелем на свадьбе Павла Николаевича и фрейлины Авроры Шернваль. Готовясь к бракосочетанию с одной из первых петербургских красавиц, П.Н. Демидов задумался о достойном семейном гнезде. 14 февраля 1836 года за 240 тыс. рублей он приобрел просторный особняк (ул.Большая Морская,43). Но одной только покупкой промышленник не ограничился. Его друг Огюст Монферран взялся за перестройку и отделку особняка. И это несмотря на хроническую нехватку времени - в ту пору архитектор уже завершил Александровскую колонну и активно занимался строительством Исаакиевского собора.

Установка колонн Исаакиевского собора (около 1830). Литография середины XIX века (по рис. Монферрана).

Великолепный демидовский особняк центре Санкт-Петербурга недалеко от Исаакиевской площади восхищает не менее собора. Талант Монферрана и деньги Павла Николаевича Демидова создали изящный шедевр в стиле необарокко. А для Петербурга 1830-х такие постройки и вовсе были в диковинку. Особняк Демидова - одно из первых в столице зданий, открывающих новые представления об архитектуре.

Первый этаж украшен мраморными рустами, а второй и третий – пилястрами. На уровне второго этажа, захватив сразу три окна, протянулся большой балкон, поддерживаемый шестью женскими и мужскими фигурами, выполненными из мрамора.

Самым знаменитым помещением в доме П. Н. Демидова стал Малахитовый зал. До этого малахит использовали лишь при оформлении небольших предметов, украшений, а вот в дизайне помещения его применили впервые. Для отделки взяли камень, добытый во владениях хозяина дома на Урале.

Кстати, при строительстве Исаакиевского собора тоже использовался демидовский малахит.

На облицовку десяти колонн было заказано полторы тысячи пудов камня, то есть почти 25 тонн. По договору с поставщиком Демидовым за каждый пуд малахита из казны было уплачено по 175 рублей серебром. Специалисты подсчитали, что в переводе на современные деньги материал обошелся примерно в полтора миллиарда рублей.

Перестройка демидовского особняка завершилась в 1840 году. Хозяин не успел им насладиться. Он скоропостижно умер - через четыре года после свадьбы, в том же 1840 году. Оставив вдову с полуторагодовалым сыном Павлом, будущим князем Сан-Донато.

Аврора Карловна Демидова, урожденная Шернваль, с сыном Павлом Павловичем Демидовым. 1849 год.

По информации российского искусствоведа В.К. Шуйского, Демидовых и Моферрана связывали не только дружеские узы. Архитектор воспитывал племянника своей жены - внебрачного сына её сестры Ирмы и Анатолия Николаевича Демидова (родного брата Павла Николаевича). Мальчика звали Анри.

Огюст Монферран умер через месяц после освящения Исаакиевского собора. Зодчий хотел навеки слиться со своим детищем и быть похороненным в одном из подземных сводов храма, но император Александр II не дал разрешения, поскольку Монферран был католиком. Тело отправили во Францию.

***

Напомним, ранее мы рассказывали тульскую историю ограды Летнего сада и о тульских шедеврах, представленных в Музее Фаберже.