Н.В. Орлов. «Недавнее прошлое. (Перед поркой)», (1904).

История крепостничества – это триллер. Доведённые до отчаяния крепостные рубили, резали и забивали насмерть своих угнетателей. К тяжелой теме российской истории обратился журнал «Дилетант» в материале «Месть крепостных». 

В 1809 году произошло одно из самых громких дел в истории крепостничества. Крепостной фельдмаршала Михаила Федотовича Каменского убил своего барина топором в лесу. Причина оказалась по тем временам самая прозаическая: старый помещик насильно совратил малолетнюю сестру убийцы. В ходе следствия выяснилось, что Каменский много лет терроризировал народ своего орловского имения Сабурово-Каменское и прослыл там «неслыханным тираном», тем не менее недовольных им крестьян жестоко покарали, около трёхсот человек сослали в Сибирь. Все знали о дурном нраве фельдмаршала, даже сам император уволил его с поста военного губернатора Санкт-Петербурга в 1802 г. «за дерзкие проявления своего дерзкого, жестокого и необузданного характера». Но у себя в имении помещик — царь и бог, и там прекратить его произвол мог только топор.

Это дело хотя и прославилось в своё время благодаря статусу убитого, было лишь одним из многих ему подобных.

Знание о подобных убийствах не удерживало тысячи помещиков от бесчинств в отношении крепостных. И даже более или менее образованные и воспитанные дворяне зачастую видели в крестьянах не людей, а не более чем диких варваров, с которыми обращаться можно лишь с помощью угроз и телесных наказаний. Иван Сергеевич Тургенев, и сам видный крепостник, рассказывал, что «родился и вырос в атмосфере, где царили подзатыльники, щипки, колотушки, пощёчины». 

Александр II будто бы однажды заметил, что появление «Записок охотника» И. С. Тургенева стало одной из главных побудительных причин отмены им крепостного права. Так или не так, но в этих рассказах Тургенев действительно с небывалой до него в русской литературе остротой поставил вопрос о правовом равенстве крестьянина и дворянина. Однако еще несколькими годами ранее в служебной записке «Несколько замечаний о русском хозяйстве и о русском крестьянине» он отмечал: «Наши дворяне и наши крестьяне одного и того же племени; говорят одним языком, у тех и у других один и тот же склад лица; правда, много наших дворян происхождения иностранного — татарского, литовского и т. д., но они явились в Россию выходцами, не победителями, принимали нашу веру, наши обычаи, и уже дети их были чисто русские». Иными словами, русские дворяне и крестьяне от природы равны в своих человеческих правах.

Сколько об этом писали тогда и позднее - не счесть. Высечь крепостного за мелкую провинность или даже без повода — обычное дело во многих поместьях 18 — 19 вв. Закон лишь велел не допускать увечий и убийства, но и это не исполнялось.

Что мог поделать крепостной? Законным способом восстановить справедливость удавалось крайне редко. К примеру, в случае с серийной убийцей крепостных Салтычихой крестьяне далеко не с первого раза сумели пробиться с жалобами к императрице, и то им повезло, что Екатерина II дала ход делу (недавно заняв трон, она хотела показать себя доброй и просвещённой царицей). Характерно, что после этого государыня запретила крепостным подавать ей жалобы на помещиков — жалобщиков пороли и отправляли обратно в имения. 

На местах чиновники (часто такие же крепостники) обычно игнорировали и замалчивали даже убийства, случалось, суды даже откровенных садистов из числа помещиков приговаривали лишь к «церковному покаянию». Если же крестьяне давали дворянам отпор, то чиновники, напротив, тут же появлялись, чтобы наказать непослушных. Так что розги и плети свистели, спины гнулись, помещики утверждали свою «господскую власть» любыми способами.

Крестьяне практически не могли апеллировать к закону, так что прибегали к другим способам избавиться от мучителей.

В 1839 г. крестьяне в поле убили Михаила Андреевича Достоевского — отца писателя Ф.М. Достоевского. В семье добрый, с крепостными он вёл себя иначе; «зверь был человек, — говорили они, — душа у него была тёмная». 

За период с 1835 по 1843 год за убийство господ в Сибирь сослали 416 крепостных. Географ П. П. Семёнов-Тян-Шанский писал о середине XIX века: «Не проходило года без того, чтобы кто-либо из помещиков в ближайшем или отдалённом округе не был убит своими крепостными».

Крестьяне травили, забивали насмерть, рубили, душили и стреляли в своих деспотов до самого освобождения в 1861 году.