Фото: Тула. Легенды и факты

В канун празднования 500-летия кремля в Туле стало одной исторической реликвией меньше. Старинные часы оружейного завода зачем-то в очередной раз обезобразили современным дизайном. А ведь история этих часов по-своему уникальна и значима. Много ли вообще подобных раритетов сохранилось в нынешней России, чтобы так безжалостно ими разбрасываться?

Как ни странно, в Туле давно уже нет какого-то особенного культа самых старинных своих часов, установленных на здании оружейного завода, которые должны были стать настоящей городской гордостью. И как исторический факт и как показатель уникального рабочего мастерства наших людей. Лишь изредка о них, как о краеведческой диковинке, писали в газетах, да и то уже давно.

Из материала Ирины Парамоновой «Тульские куранты»

Уникальный механизм часов оружейного завода создал неизвестный мастер по заказу предприятия в честь учреждения Тульской губернии. По указу Екатерины Великой в сентябре 1777 года оружейная столица России получила статус губернского города, и заводскому начальству очень хотелось тоже отметить это знаменательное событие. Кузница тульского оружия в те годы не пряталась за высокими заборами: заводские корпуса украшали берег Упы и радовали глаз туляков, гулявших по набережной у стен Тульского кремля. На главном корпусе завода и решили тогда в специальной башне разместить огромные часы.

По принципу действия – это обычные ходики, только в отличие от кухонных часов с кукушкой, здесь 5-пудовые грузила на стальных канатах. Один груз обеспечивает бой четырех малых колоколов, второй отвечает за часовой ход, третий запускает большой колокол – он весит 180 кг и имеет изысканный узор в виде виноградных листьев. Вплоть до 1969 года оружейные часы запускались вручную: каждый день смотритель приводил в движение полуторатонный маховик с помощью рукоятки. Затем на часы поставили электрический привод.

Основные детали механизма отлиты из чугуна, более мелкие (шестеренки, звездочки) выполнены из бронзы, причем каждый зубчик выточен вручную. Весь часовой механизм уже два с лишним столетия крепится в сосновом каркасе. Специалисты уверяют, что подобная конструкция уменьшает зависимость хода часов от перепадов температуры.

Как и у ходиков, здесь имелся маятник высотой в полтора метра и больше пуда весом. На всех колоколах стояла надпись: «Самгина». Самгины – это династия Самгиных, которая владела одним из лучших в России колокольным заводом. Колокола Самгиных отличались особым звоном, стоили недешево, но и заказывать их было престижно. Колокола Самгиных звонили во многих российских церквях – например, в Храме Христа Спасителя в Москве, и даже в зарубежных приходах.

Куранты четырьмя своими колоколами, расположенными под циферблатом, мелодично отбивали каждые четверть часа, а самым большим – пятым – часы. Центральный колокол с орнаментом в виде виноградных листьев весит 180 килограммов, остальные четыре, подающие мелодию через четверть часа, по четыре пуда. Бой тульских часов в точности повторял бой московских курантов.

Старинные часы исправно шли до самого 1941 года. Когда немцы подошли к Туле, со здания заводоуправления их сняли. После войны вроде бы вернули на место, но тут выяснилось, что за это время часть деталей вышла из строя, поржавели тросики, разладился бой. Смонтированные заново на открытом воздухе старинные колокола, молоточки и металлические тросы оказались достаточно капризными. Под воздействием атмосферных осадков начали окисляться и не хотели работать. В конце концов, часы остановились, и их не спешили возвращать к жизни. В 1959 году, когда начали надстраивать заводоуправление и готовиться к предстоящему юбилею, неработающие заводские куранты вообще демонтировали.

Новейшая история часов рассказывается в «Тульских новостях»

Только через десять лет, когда завод получил проект на постройку нового здания, о них вспомнил директор Евгений Николаевич Сабинин. Это он предложил возвести над строящимся корпусом небольшую башенку, где установить старинные куранты. Почти тут же была составлена и утверждена смета подрядчикам, а потом появился специальный приказ директора завода о реставрации и отладке часов. Не случись этого решения, старинные часы скорее всего просто приказали бы долго жить.

Сформировали группу из четырех человек. Руководителем работ назначили начальника заводского конструкторского бюро механизации и автоматизации Михаила Пантелеевича Стрекачева, под руководством которого работали опытные слесари Алексей Дмитриевич Жогов, Михаил Васильевич Устинов и мастер-часовщик Виктор Иосифович Воинов, отец и дед которого многие годы ухаживали за этими ценным часами. Наверное, именно они-то и крутили за небольшую доплату раз в два дня ручку подзавода.

– Прежде чем взяться за эту необычную работу, пришлось изрядно поломать голову над тем, чтобы полностью восстановить и смонтировать махнизм, – делился позже впечатлениями Виктор Иосифович Воинов.

Одна из главных задач, поставленная перед теми, кто отвечал за восстановление, – не просто возродить часы к жизни, но и дать им новый циферблат. По мнению заводского руководства, прежний, если его поднять на высоту не девять метров, как раньше, а вдвое выше, попросту не будет виден.

К сожалению, не придумали ничего лучше, как стилизовать новый циферблат в дизайне своего времени, что напрочь убило всякое ощущение старины. Подобные часы с похожим дизайном в то время установили в разных точках города, и ни одни из них, кстати, не отличались точностью хода. Видно, в девятнадцатом веке время ценили куда больше, чем в двадцатом.

Просто так увеличить круг, пропорционально удлинив стрелки, тоже не получалось. Нарушение изначально заданного их веса повлекло бы за собой нарушение точности часов. Надо было переделывать стрелки, сохранив прежнюю форму лиры. Перед заводскими конструкторами поставили соответствующую задачу, и по их чертежам на оружейном изготовили и обработали на специальных станках удлиненные с 750 до 1340 мм часовую и минутную стрелки. Также заводские инженеры разработали систему приводов с электроблоком для автоматической заводки, чтобы не крутить ручку для подзаводки. Впрочем, подведенное для дополнительных функций электричество – единственное, что отличает нынешний механизм от старинного.

До сегодняшнего новодела циферблат представлял собой простую оштукатуренную стену с алюминиевыми стрелками высотой примерно в два человеческих роста. А вот ответ на вопрос куда делся исторический циферблат так и остался невыясненным. Никто никогда им не задавался. Вполне вероятно, что где-то и хранится до сих пор в необъятных складах. Есть же похожая на правду легенда о том, что памятник Петру тоже сразу после войны обнаружили на заводской свалке – по-видимому, у стен кремля.

Судьба старинных часов – еще один показатель того, как в Туле относятся иногда к своим историческим реликвиям, когда нет на то соответствующей команды. С одной стороны у нас возводится уникальный музейный квартал, с другой - на реставрацию вывесок на бывших торговых рядах деньги собирают сами горожане. Именно общественность, ценители тульской старины озаботились спасением последней водозаборной будки, чудом дожившей до наших дней. Теперь вот один из главных исторических брендов Тулы облепили зачем-то электроникой. И удивительно не то, что это сделали, а то, что кому-то такая мысль пришла в голову, и с ней безропотно согласились.