Каждый литератор знает, что рукописи не горят. А картины? Недавно тульский художник Павел Семенов совершил акт сожжения своих работ. Что стало причиной такого неожиданного поступка? Выясняем у автора. Интервью проходит с соблюдением всех санитарных норм и требований.

Павел Семенов (творческий псевдоним PAUL CROSS) родился в 1982 году. Живет в Туле. До 28 лет к живописи, дизайну, прозе и стихам относился как к хобби. С начала 2015 года провел несколько авторских выставок в Туле и Москве.

- Павел, давай начнем от самых истоков. Помнишь, как пришел в творчество?

- В 2013 году я жил под Селиваново. Там в деревне Крюковка ребята устроили ретритный центр «Пространство любви «Мечта»» - этакое уединенное место, куда приезжают отдохнуть от городской суеты и побыть наедине с собой и природой. Три месяца помогал Вяечславу Башкину. Потом Олеся Карташова меня пригласила в мастерскую в Энгелю Исхакову, который и предложил мне стать художником. А до этого я и не думал, что смогу серьезно рисовать.

- Раньше совсем-совсем не рисовал?

- Только в детстве. Немного. Правда с художниками общался. Мне было это интересно, но никогда не думалось, что и у меня есть талант. С Энгелем Исхаковым встретился в ТулГУ, на 4 этаже восьмого корпуса. Неожиданный момент, и ведь здесь же я учился по специальности Тепло-газоснабжение и вентиляция.

- Стройфак?

- Да. Закончил я его в 2006-м, а в 2013-м, получается, вернулся, но уже в другом качестве. Энгель Изимович внимательно отнесся к тому, что я делаю, и много рассказал о себе. Например, его сын закончил Королевскую академию в Лондоне… Через девять месяцев совместной работы Исхаков признал меня самостоятельным художником.

- Значит приглашение на выставку-ярмарку современного искусства в Лондон – не случайность?

- Нет-нет. Здесь нет никакой связи. Это совершенно случайное совпадение. Сейчас я прохожу виртуальный курс обучения, и заявку в Лондон отправил в его рамках.

- Давно начался курс?

- Месяца полтора назад.

- Легко справляешься с заданиями?

- Нет. Очень сложно. Рушится многое, что у меня было до этого. Я сам это разрушаю, понимая, как следует преподносить творчество и работать, не втягивая никого силой. Расту, мудрею. Каждый наделён свободой выбора, и никто не должен на неё посягать. Поэтому я сжег часть картин, те, которые были созданы совместно со знакомыми которых я уговаривал на сотворчество. Теперь это в прошлом.

- Выходит, что если изначально ты транслировал только свой внутренний мир, то сейчас переориентировался на внешнее воздействие?

- Не совсем, теперь я могу понимать и окружающих, и себя. Важен баланс, образовательный проект мне помог осознать это. Я переименовал все картины Transform в Transfiguration (преображение). И все ржавые кресты буду покрывать акриловой краской, часть уже покрыл.

- Как дальше видишь себя? Есть вдохновляющие примеры?

- Меня привлекают биографии двух художников: нашего Порфирия Никитича Крылова и Ивана Константиновича Айвазовского. Крылов ввел в искусство множество простых людей, а Айвазовский не только создал свою потрясающую технику, но и придумал, как сейчас говорят, гениальную пиар-акцию, благодаря которой смог восстановить часть своего города.

- Для тебя творчество – это проект духовный или коммерческий?

- В современной жизни одно без другого вряд ли может существовать. А если глубже вникнуть в этот вопрос, то «художник должен быть голодным не животом, а духом к чистому творчеству». Когда ты создаешь что-то чистое, то духовность как раз и проявляется. Плохо, когда продается мазня, отражающая внутреннюю грязь. Грехи придумывают художники. Каждый отвечает за созданное им перед мирозданием. Это опять великая свобода выбора, я ориентируюсь на взгляд ребёнка. Дети - это святое и не стоит их портить, так я считаю.

Инструменты, которым я сейчас обучаюсь, тоже можно использовать в программе развития Тулы - города мастеров. Например, наши промыслы нужно показывать в современных онлайн-галереях, занимающихся продажами авторских работ. Также можно продавать изображения, которые производители потом нанесут на различные изделия. На таких сайтах очень мало реализма – чистого взгляда на окружающий мир. Однако, по моему мнению, он ярко присутствует в работах тульских мастеров. Этим мы можем воспользоваться и бы с радостью помог советом и временем тульким художникам.

Возможна продажа даже детских работ. Именно дети обладают открытостью и незамутненным восприятием реальности. В свою очередь родители, видя, что художественные работы ребенка могут приносить доход, обязательно поддержат его и дадут возможность развиваться в этом направлении. Финансовая тема важна для всех семей в нашей стране.

- А как творчество возвышает?

- Это сложный вопрос. Я сказал бы, что оно искушает, оно для сильных духом и важна цеховая чистота и понимание причин и следствий. Но именно на искушении можно развить в себе высокую духовность, об этой цели должен помнить каждый художник.

- В Новом Завете, наверно, говорится об этом же… Об искушении дьяволом Иисуса Христа во время его сорокадневного поста в пустыне... Религия оказывает воздействие?

- Сегодня купил крестик в храме и надел его - после долгих лет... Изучаю росписи храмов разных религий, особое внимание обращаю внимание на геометрические орнаменты, делаю трафареты. Наш мир разбалансирован, а распространяя искусство в разные сферы жизни, мы сможем достигнуть гармонии. Сейчас много авангардных фантазий, а искренности не хватает. Она утеряна. Если уделить внимание этой проседающей нише, что можно выровнять баланс в мире.

- Как ты решился на сожжение своих картин? Надеюсь, что-то все же сохранилось?

- Не переживайте, сохранилось многое. Осмысливая созданное, я поделил все картины на 5 частей: для подарков, для продаж, для дорабатывания… В огонь отправилось те картины, которые были созданы совместно с друзьями, я их уговаривал на это. Сейчас осознал, что так делать нельзя. Кроме того, сожжение картин преподносилось, как акция по чистому творчеству - без употребления одурманивающих веществ. Более десяти лет я выступаю за отказ от наркотиков. И теперь, когда сам поборол недуг, ненасильственно, проповедую здоровый образ жизни.

- Твой самый известный проект «Тransform» (прим. ред. - авторский цикл картин Павла Семенова, созданный на холсте с использованием масляных красок и электротехнической стали) с 2020 года стал называться «Transfiguraton». Почему?

- Это из Библии. Профессиональный переводчик подсказал мне это слово, т.к. сам я слаб в английском и взял его ранее у Энгеля Исакова. Теперь поменял название. Еще хочу заметить, что перед выставками за границей буду согласовывать концепцию и тексты с русской православной церковью, я христианин и ношу крестик.

- «Трансфомы», прости за тарое название - так привычней, уцелели? Не хочешь продолжить проект?

- Хотелось бы, конечно, доделать эту большую серию. Может быть случится… А может и нет… Еще думаю. В то же время хочется начать учиться станковой живописи, реализму, чистой технике и манере исполнения.

- Сколько сейчас у тебя Transfiguration?

- Сейчас их порядка 25 картин размером метр на метр. Они мне дороги. Знаю, что они рождаются не просто так. Это, прям, мое. Но теперь решил каждый ржавый крест раскрасить светлыми красками. Могу сделать тысячу, так как я за саморазвитие и духовное возмужание. Transfiguration отражает именно это. Я голодаю, чищу ум и тренирую тело перед созданием каждой из картин.

- Сейчас туляки могут увидеть твои работы на виртуальной выставке Союза бирюзовых художников в Тульской областной библиотеке. После снятия режима ограничений, когда состоится уже настоящий вернисаж, ты встретишься со зрителями?

- Я подумаю, мне хочется рассказать людям о необходимости ухода из всепроникающей пошлой среды и соблюдении христианских заповедей, помогающих духовно расти. Участники Союза бирюзовых художников тоже потихонечку духовно растут и к вернисажу, надеюсь, чистота их работ будет на уровне. Об этом обязательно надо говорить. Надо настраивать взаимодействие как между художниками, так и со зрителями. Людям необходимо общаться.