Если б все профессии на свете

Вдруг сложить горою на планете,

То, наверно, у ее вершины

Вспыхнуло бы слово: «Медицина».

Эдуард Асадов

Героев рождает не только война. Во всём мире сейчас ведётся непримиримая борьба с коронавирусной инфекцией. На передовой – медики. Ежедневно, рискуя собственным здоровьем, они сражаются за человеческие жизни. История знает немало примеров, когда врачи забывали о себе в стремлении помочь людям, используя малейшую возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее! Не это ли подвиг?

Цикл публикаций о тульских героях в белых халатах мы продолжаем рассказом о Викентии Викентьевиче Вересаеве – писателе, ставящем диагноз больному обществу, и военвраче полевого госпиталя в годы русско-японской войны.

В начале ХХ века была популярна шутка, что в России больше всего писателей выпускают медицинские вузы. Викентий Вересаев, наряду с Чеховым и Булгаковым - еще одно тому подтверждение. В 1894 году Викентий Смидович (такова настоящая фамилия нашего героя) окончил медицинский факультет и начал врачебную практику. Книгу о работе доктора «Записки врача» Викентий Вересаев написал в 1901 году. «Записки» шокировали публику. Ведь, становясь писателем, Вересаев не перестал быть врачом. Как ставящий диагноз медик, он препарировал окружающую его действительность и беспристрастно описывал симптомы страшных болезней общества.

«Лжи не будет, - я научился не жалеть себя», - эта дневниковая запись от 8 марта 1890 года стала одним из главных литературных заветов Вересаева. Биографическая повесть «Записки врача» честно рассказала миру о работе молодого врача, его столкновении с неромантичной реальностью, об экспериментах на людях и врачебной этике.

«Врач - если он врач, а не чиновник врачебного дела - должен прежде всего бороться за устранение тех условий, которые делают его деятельность бессмысленной и бесплодной, он должен быть общественным деятелем в самом широком смысле слова», - писал Вересаев. В 1903—1927 годах книга «Записки врача» выдержала 11 переизданий.

В июне 1904 года врач запаса В.В. Вересаев был призван на военную службу. Началась Русско-японская война. Не раз Вересаеву приходилось оперировать в тяжелейших условиях - буквально на передовой. События русско-японской войны нашли в нем «трезвого, честного свидетеля».

«До поздней ночи мы возились с ранеными. Сделали две ампутации. У одного артиллериста извлекли из крестца дистанционную трубку шрапнели - широкий медный конус, разбивший крестец и разорвавший прямую кишку. Ночью подошел новый транспорт раненых. Вдали грохотали пушки, темное небо, как зарницами, вспыхивало отсветами от выстрелов. Везде кругом стонали окровавленные, иззябшие люди. Солдат, которому пуля пробила щеки и челюсти, сидел с черною от крови бородой и отхаркивал тянущуюся кровавую слюну. Над головой наклонившегося врача равномерно тряслись скрюченные пальцы дрожащих от боли рук, слышались протяжные всхлипывания», - читаем вересаевское повествование.

Еще больше подробностей узнаем из лекции методиста Дома-музея В.В. Вересаева Николая Николаева «Военный врач Вересаев».

«Почти полтора года пробыли мы в Маньчжурии. Много было лишений, много пережито тяжелого. Являлось желание подвести итог, дать себе отчет, - что же ты тут сделал? Итог получался печальный», - пишет Вересаев. Из-за плохой организации помочь удалось единицам. «Если бы нас здесь не было, если бы наш госпиталь совсем не существовал, решительно никто от этого не пострадал бы, никто бы даже не заметил нашего отсутствия», - вот великолепный пример бескомпромиссной вересаевской честности и мужественного служения истине. В то время как он имел полное право наслаждаться героическими лаврами как участник войны, Вересаев не позволил себе лгать. Поэтому актуальность его произведений неизменно возрастает.

«Восьмого декабря мы, младшие врачи госпиталя, получили бумагу. В ней объявлялось, что мы отчисляемся от госпиталя и командируемся в Россию в распоряжение московского военно-медицинского управления. Собственно говоря, это было увольнение в запас. Но в таком случае нам должны бы были выдать прогонные деньги до места нашего призыва. Чтоб избежать этого, нас здесь не увольняли, а «командировали» в Россию».

Оборудование госпиталя стоило около 150 тысяч, его ежемесячный бюджет был в шесть-семь тысяч, но при этом денег на дорогу врачей до дома не нашлось.

***

Сталинскую премию В.В. Вересаев получил в 1943 году, в разгар борьбы с чудовищными экспериментами нацистов. Именно тогда мир понял, что вопросы, поднятые в «Записках врача», больше нельзя замалчивать - они обрели катастрофическое воплощение. Остается только надеяться, что записи военврача «На японской войне» тоже послужат излечению общества от смертельного недуга.