Не секрет, что одним из ценнейших ресурсов человека является время. Практически каждый день мы расходуем какое-то его количество на путь от дома до работы и обратно. Даже в нашем сравнительно небольшом городе жители проводят в транспорте не менее двух недель в год. Одни во время поездки пытаются досмотреть прерванный сон, другие читают новости, третьи погружаются в свои мысли.

Для фотографа Алексея Фокина повседневное движение «из пункта А в пункт Б» - время творчества. До 29 марта в Доме Белявского Тульского историко-архитектурного музея представлена его персональная выставка «Будни».

Алексей Фокин – известный фотокорреспондент. Родился в 1970 году в Туле. Трёхкратный лауреат международного фотоконкурса «Лучшие фотографии России – Best of Russia». Официально связал свою жизнь с фотографией с 2006 года.

- Алексей, в какой момент вы осознали себя профессиональным фотографом?

- До сих пор этого не понял. Не считаю себя состоявшимся мастером. Скорей фотолюбитель. Плюс – человек зарабатывающий репортажной фотографией.

- Есть ли точка отсчета? Момент, когда фотография появилась в жизни или стала ее частью?

- Конечно, запомнился первый напечатанный в газете снимок. Осенью 2005 года. Тогда я еще был фрилансером. Мы с газетой, так сказать, только присматривались друг к другу. Помню, волнение, с которым покупал эту газету. Очень радовался. Всем показывал.

- Деятельность фотокорреспондента отличается от представленного на выставке творчества?

- Фотокорреспонденция – это работа. Ее надо сделать, вовремя принести ожидаемый в редакции результат. Там действуешь в четких рамках. А выставочные снимки – для души. В паузе.

- Личный ответ слову «надо»?

- Может быть… Своеобразное противоядие обязательности.

- Представленные работы сняты на камеры мобильных устройств. Почему? Куда исчезла подтверждающая статус крутая зеркалка?

- Во-первых, это удобно. Давно искал себе маленькую камерку, которая не будет привлекать внимания. Сменил их штук пять. А потом понял, что достаточно телефона. Он отлично работает на удовлетворение моих внутренних амбиций… фотохудожника, что ли…

- Что Вас смущает в этом слове? На фотографиях мы видим и предлагаемые городом абстракции, и супрематизм, и бытовые сцены, и пейзажи, и портреты. Они говорят о художнике, заменившем кисти более технологичным инструментом.

- Да. Когда отбирали снимки, мы старались создать максимально широкий диапазон тем и жанров.

- Как долго приходилось ждать кадры для «Будней»?

- Совсем не ждал. Все делал по дороге. Конечно, какая-то внутренняя работа происходит постоянно, что-то «варится». Наверно, это и есть процесс ожидания того самого, единственно точного мгновения. Но на выставке нет постановочных кадров. Здесь все мимолетно.

- Это можно назвать вызовом мейнстриму? Ведь сейчас в моде презентационные фотосессии в красивых интерьерах.

- Не то что вызов… Просто я так не умею. Пробовал. Не интересно.

- Как туляки реагируют на то, что их фотографируют в транспорте или на улице?

- Обычно они не видят.

- Т.е. если персонажи снимков придут на выставку, то их ждет сюрприз?

- Думаю, да. Ведь по большей части я снимаю «навскидку», т.е. практически вслепую.

- Потом отбираете? Правите?

- Нет. Кадр видно сразу. Если он получился, то получился и не нуждается в серьезной обработке.

- А что значит снято «вслепую»?

- Это условное понятие. Как объяснить состояние, когда видят не только глаза? Руки тоже привыкают «видеть». Есть ощущение, подсказывающее, что здесь может получиться что-то интересное. Какой-то внутренний зуд, причем, непреодолимый. И ты начинаешь снимать. Мне не важен разбор технологии на составляющие. Главное – результат: о, попал.

- Котик перед голубями тоже случайность?

- А как же? Не мог же я его принести и посадить.

- Такая четкая геометрия.

- Фотография – визуальное искусство. Здесь срабатывают и профессиональные навыки. Важно успеть поймать композицию. Организм на это настроен. Но я постоянно поддерживаю этот настрой и тренирую. Слежу за собой в этом отношении. Например, котика и голубей я сначала увидел с другой стороны. Как сигнал: из этого может что-то получиться. Обхожу. И точно. Попал. Повезти может раз, два… Но не десять раз подряд. Я называю это умением становиться частью ситуации.

- Этому можно научиться?

- Конечно. Надо фотографировать. Помню, как мне было морально страшно делать первые снимки. Но практика. Практика. Практика. Потом появился кураж, стало легко и приятно.

- Есть ли любимый жанр? Какие темы интересно снимать?

- Для меня деление на жанры достаточно условно. Ключевое – момент соприкосновения. Узнавания.

- Закрытые сюжеты существуют?

- Нет, наверно. Я с удовольствием поснимал бы и в женской бане, но кто меня туда пустит.

- Редкий фотограф не мечтает о своей фотокниге, какой она представляется?

- Да я и о выставке не мечтал. Алексей Дубинин – куратор - сподвиг. Конечно, честолюбие присутствует, но оно не является определяющей самоцелью. Выставка? Классно. Родители посмотрят. Друзья придут. Очень ждал мнения профессионального сообщества, в котором я работаю и существую. Рад, что мой «цех» хорошо воспринял событие.

- В Интернете была заметна поддержка коллег. Как относитесь к социальным сетям?

- Кое-что выкладываю в Facebook, Instagram.

- Instagram изначально и сделан для фотографий.

- Сначала я считал его совершенно несерьезной платформой. А потом именно этим он мне и понравился. Там нет профессионального пафоса. Зато много людей, которые снимают все, что хотят. Мне нравится отказ от открыточных видов.

- Но тогда на первый план выходят социальные проблемы. Вот, например, лужа - главный тульский бренд?

- Как фотографу мне трудно пройти мимо отражений: зеркал, витрин, светящихся остановок и луж. Здесь лужа - не городская проблема, а поверхность, работающая на композицию.

- А бездомные собаки? С одной стороны – это городская беда, а с другой - животные делают нас добрей.

- Да, хотелось, чтоб на выставке присутствовала доброта. Но все проще. Утро, я еду на работу, вижу собак, свет, композиция хорошо складывается, делаю несколько кадров, один мне нравится. Кошка, подстерегающая прохожих тоже снята по дороге на остановку.

- Вы сканируете то, что обычно мы не замечаем в рабочей спешке будней. Крылья за спиной, лучи солнца, бьющие буквально из-под ног… И совершенно по-особому с фотографий смотрят дети. Создается впечатление, что они тоже видят что-то нам недоступное.

- Действительно, я стараюсь, чтоб в работах присутствовал непосредственный взгляд ребенка. Мне симпатичен и важен момент детского восприятия. Хочется, чтоб он во мне жил и работал. Наверно в этом есть что-то и от наивного искусства.

- Насколько я знаю, из 70 предлагаемых Вами работ на выставке представлено 46. Момент отбора был мучителен?

- Разумеется. Но в итоге я благодарен Армену Аганесову, который монтировал экспозицию и собрал из моего винегрета темы. Он же выстраивал логику подачи материала. Я так не смог бы. Это отдельное искусство. И хорошо, что есть специально обученные люди, которые так умеют.  

- Смысл фотографии рождается сразу?

- Когда делаю фотографию, мне важней не высказаться, а что-то услышать-увидеть. Не удивить, а самому удивиться. Потом смыслы зависят и от зрителей. Моя цель – поймать композицию, которая будет работать, как некий иероглиф. Каждый волен читать его по-своему. Я не знаю ответа на вопрос: Что хотел сказать автор? И хочу его услышать.

Белая ширма, ограничивающая выставочное пространство, напоминает многоточие. Значит диалог фотохудожника и зрителя не окончен. Сейчас его волен продолжить каждый посетитель выставки «Будни». Далее ТИАМ совместно с филиалом Союза фотохудожников России в Тульской области планируют проведение регулярных выставок фотографии в экспозиционном пространстве Дома Белявского.

Беседовала Ольга Вострикова.