C непонятным двухгодичным опозданием до нашего (тульского) проката добралась наконец-то история о том, как лучшие умы человечества во второй половине XIX века определяли будущее энергетической системы планеты. В истории о том, как Эдисон предлагал постоянный ток, а Вестингауз и Тесла - переменный, который можно передавать на большие расстояния, разбирается наш киноэксперт, а по основной профессии переводчик Дмитрий Троицкий.

- Как мы все знаем, победил переменный ток, но победа далась нелегко. Эдисон не желал отступать и старался всячески навредить Вестингаузу - показанный эпизод с показательным убийством лошади переменным током имел место на самом деле. Вестингауз вел себя заметно более порядочно, не говоря уже о Тесле. Вообще, интересно посмотреть на всех этих знаменитых инноваторов XIX века, на то, как строились первые воздушные ЛЭП, как генераторы Сименса давали первый ток...

Внешне все актеры более-менее похожи на своих реальных протитипов, хотя худой и высокий Камбербетч уж слишком не вписывается в типаж весьма грузного Эдисона. Тесла, увы, вышел никакой - граничащей с безумием гениальности тут показать не удалось. Весь фильм снят в полутьме - режиссер явно хотел показать реальную темноту прошлых времен, которую рассеяла лампочка Эдисона. Из-за этого смотреть физически тяжело. Воссоздание эпохи тоже получилось каким-то дешевым и картонным.

Про эту же самую историю есть и другой фильм – «Секрет Николы Теслы» 1982 года, снятый в Югославии. Там те же лица - Эдисон, Вестингауз, Тесла. Но, во-первых, они идеально похожи на свои прототипы, а во-вторых, вся история войны токов югославами рассказана гораздо интересней, убедительней и, как ни странно - значительно более богато: тот фильм смотрится как хороший голливудский блокбастер.

А еще, после просмотра возник вопрос: какой позор переводческой профессии занимался дублированием «Войны токов»? Это неописуемый кошмар - все, что имеет отношение к электротехнике, переведено совершенно неверно, а бедные Эдисон, Тесла и Вестингауз на каждом сеансе вертятся в гробах с промышленной частотой. Генератор постоянно называют двигателем, идут перлы про «прямой ток» и «альтернативный» (да-да, direct и alternate), в двигателе появляется коммутатор (на самом деле - щеточно-коллекторный узел), сеть становится «полифазной»... Из каждой фразы про хоть что-то электрическое торчат уши дословного гуманитарного перевода. Причем переводчик-вредитель на этом не остановился: у него в 1886 году Эдисон вызывает автомобиль. Тут уже вертятся в гробах Даймлер с Бенцем - они в 1886 как раз заканчивали сборку первого автомобиля в мире. В общем, и фильм не очень, и перевод добил его окончательно.

Оценка: 6/10