Во время Великой Отечественной Войны с 1941 по 1945 года Советский Союз потерял, по разным оценкам, порядка 26,6 млн человек. Страшная цифра может быть еще больше, если учесть тех, кого так и не смогли найти, чью личность не установили. Книга памяти Тульской области, состоящая из 11-ти томов, вмещает в себя более 5 тысяч страниц и сотни тысяч имен тех, кто погиб на войне или в плену. Но и там учтены не все погибшие военнопленные. Их поиском как раз и занимается герой опубликованной в «Тульских новостях» статьи — руководитель поискового отряда «Рубеж» Сафронов Владимир Николаевич. 

Последней работой Сафронова стала Книга Памяти - «Тулякам, узникам фашистских лагерей», в которой описаны судьбы военнопленных туляков, оказавшихся в немецких концлагерях.

«Определял судьбу тех, кто погиб, кто числился пропавшим без вести, кто умер в концлагерях и был ли занесен в Книгу памяти Тульской области. Это большая работа с архивными документами, которые есть в интернете, и с теми, которые предоставил человек, занимающийся захоронением немцев на территории Российской Федерации», - рассказывает Владимир Николаевич.

Проведя архисложную работу с документами Сафронову удалось уточнить судьбу 6044 человек, призванных из Тульской области. Из них больше 3 тысяч не были внесены в Книгу памяти, другие числились пропавшими без вести, но на самом деле погибли в плену. Увесистый том Книги памяти содержит все эти фамилии.

На то, чтобы уточнить судьбу больше 6 тысяч человек Владимиру Николаевичу понадобилось целых 7 лет. «Это стоит того. Это долг, который надо отдать павшим. Это достойно», - гордо произносит Сафронов.

Все 7 лет Владимир Николаевич занимался разбором документов, которые удавалось найти. Советского военнопленного с момента взятия в плен сопровождал целый ряд документов. Самым главным была карточка, на которой указывался рост, вес, откуда призывался, где попал в лен, какая дивизия, фамилия мамы и отчество, а на обороте — где работал, перемещение по лагерям и справка о смерти. И именно по этой карточке можно отследить судьбу военнопленного, что и делал руководитель тульского отряда «Рубеж». Примечательно, что работа велась с документами именно на немецком языке.

«Переводчик писал на карточке карандашом перевод в некоторых местах, но все это приходилось сверять. Работал с Книгой памяти Тульской области в электронном варианте, обращался в ОБД (Обобщенный электронный банк данных «Мемориал» - прим.ред.).Война есть война, никто не знает, как она обернется. И туляков было очень много», - рассказал Сафронов.

Но большому списку имен в Книге памяти Владимира Николаевича предшествует судьба многих из них, оценка российской стороны, немецкой стороны, количество погибших. В плен попало более 5 млн военнослужащих, 54% из которых там же и погибли.

На вопрос, что же подвигло руководителя поискового отряда «Рубеж» заниматься такой кропотливой работой по выяснению судьбы военнопленных, Владимир Николаевич вновь вспоминает о долге, а еще о разочарованиях.

«Книга памяти Тульской области состоит из 11 томов. Есть еще книга «Солдаты победы». Создатели говорили, что они создавали это, как огромный документ, посвященный тулякам, которые воевали и погибли или вернулись с победой. «Солдаты победы» - как раз о тех, кто вернулся живым. А в Книге памяти — те, кто погиб.

Общее число призванных из Тульской области — почти 466 тысяч человек. А в Книгу памяти внесено всего 182,5 тысячи. Сюда же еще надо добавить те 3 тысячи человек, судьбу которых я уточнил. И еще 2200 человек, которые не были учтены в областной Книге памяти, но которые вошли в мою новую книгу — она находится в печати.

В «Солдатах победы» внесено 283 тысячи имен. Но в число этих вернувшихся почему-то не вошел мой отец.

Когда работаешь, поднимаешь погибшего бойца, устанавливаешь его судьбу, лезешь в Книгу памяти и вдруг сталкиваешься с тем, что там этой фамилии нет. Это и вынудило меня, подтолкнуло искать тех, кто там не учтен. Их, оказывается, очень много», - делится Владимир Николаевич. - «В этих больших мемориалах сделали маленькую сноску: «практически полностью удалось установить судьбу призывавшихся из Тульской области». Практически. И вот это «практически» уже вылилось в 5 тысяч человек».

Упущения в Книге памяти Тульской области, по мнению Сафронова, могли быть вызваны спешкой, желанием издать книгу поскорее.

«Особенно большой материал — Калужская область. Она была частью бывшей Тульской области. И большие бои шли за нее. А дивизии, которые воевали, несли очень большие потери. Там до 1943-го года шла «перемолка» наших дивизий. И в следующей моей книге будет говориться об этом. Мне дали Книгу памяти Калужской области, но не всей, а нескольких районов. И там уже я начал смотреть, какой район, сколько туляков там погибло и сколько не учтено в Книге памяти», - рассказывает Владимир Николаевич.

Сафронов рассказал также, что на оккупированной территории и на территории Германии было около тысячи концлагерей, в которых находились военнопленные. И со всеми документами приходится работать. Но большая сложность состоит в том, что на некоторых сайтах указаны лишь фамилии пленных и не указаны регионы, из которых они призывались.

«Хорошо, немцы выложили большой массив документов — база данных по погибшим советским военнопленным. Там было около миллиона карточек и документов, и этот миллион каждую фамилию надо посмотреть, откуда он, сделать выписку и распечатку. Этот большой труд заслуживает памяти того, кто погиб», - гордо заявляет Сафронов.

И, действительно, есть повод для гордости. А это занятие искатель называет вторым смыслом своей жизни. Первым была служба в армии. Кстати, служил Владимир Николаевич в Казахстане, где провел практически всю службу — 28 лет в сложных климатических условиях, там, где сейчас год идет за полтора.

«Как мамонт», - шутит Сафронов.

Впервые же поисковыми работами руководитель отряда «Рубеж» начал заниматься в 1999-м году. С тех пор, еще до написания своей Книги памяти Сафронову удалось найти еще порядка 400 человек, не только туляков, а тех, кто призванных из разных уголков земли, погибших, но не захороненных.

 

 

 

«Мы никогда не узнаем полностью количество погибших. Тех, кого не суждено найти слишком много. И мы так и не узнаем, кто они. Но работы еще много. Работать и работать», - заключил Владимир Николаевич.