Зинаида Николаевна Гиппиус (по мужу Мережковская) - русская поэтесса и писательница, драматург и литературный критик, одна из видных представительниц Серебряного века. «Мадонна декаданса» - так называли ее современники. Гиппиус, составившая с Д. С. Мережковским один из самых оригинальных и творчески продуктивных супружеских союзов в истории литературы, считается идеологом русского символизма.

Зинаида Николаевна Гиппиус родилась 8 (20) ноября 1869 года в городе Белёве Тульской губернии в обрусевшей немецкой дворянской семье.

Эту дату называла сама Зинаида Николаевна, но в найденной краеведами записи в церковной метрической книге указана другая - 27 ноября (15 ноября по старому стилю) 1868 года.  

«Людям творческим свойственно фантазировать. По иронии судьбы, на день 20 ноября приходится День памяти писателя Льва Николаевича Толстого, потому в день смерти Толстого о Гиппиус в Туле даже не вспоминают. Популярной в Туле и области она не стала, - отмечает исследователь Татьяна Амонуллоева. - В краеведческом музее Белёва на витрине с книгами и портретами писателей, родившихся или живших в этом уездном городе, маленький портрет Зинаиды Гииппиус стоит в гордом одиночестве, даже книги её нет. Но уже назначен дом, в котором якобы жили Гиппиусы. Когда нет фактов, приходит на выручку вымысел».

Дом, в котором якобы жили Гиппиусы в Белёве (ул. Пролетарская, д. 13)

 

Род Гиппиусов ведет свое происхождение от некоего Адольфуса фон Гингста, который в XVI веке переселился из Мекленбурга в Москву, где сменил фамилию на фон Гиппиус и открыл первый в России книжный магазин. В жилах Зинаиды русской крови было уже на три четверти.

Отец, Николай Романович Гиппиус, известный юрист, некоторое время служил обер-прокурором в Сенате; мать, Анастасия Васильевна, урождённая Стефанова, была дочерью екатеринбургского обер-полицмейстера. Тульский краевед Федор Сальников нашёл в церковных метрических книгах города Тулы запись об их венчании. Николай Романович Гиппиус и Анастасия Васильевна Стефанова венчались 15 (27) января 1868 года в Туле, в Петропавловской церкви.

Петропавловский храм в начале XX века.

Крестили Зинаиду 20 ноября (2 декабря) того же года в Белёвской церкви Святых Жён Мироносиц (Мироносицкой). До наших дней она не сохранилась. На крестины приехали родственники: крёстной матерью новорожденной стала её бабушка с отцовской стороны - Наталья Васильевна Гиппиус, крёстным отцом стал родной брат матери - коллежский секретарь Николай Васильевич Стефанов. В 1877 году по требованию родителей было выдано свидетельство о рождении Зинаиды Николаевны Гиппиус. В семье она была первым ребёнком.

Зинаида Гиппиус писала, что её увезли из Белёва на руках в шестинедельном возрасте. Учитывая несоответствия её мемуаров с официальными документами, остаётся открытым вопрос, как долго она прожила в Белёве - шесть недель или год и шесть недель? 

После Тулы был Саратов, потом Харьков и Петербург, где Николая Романовича назначили товарищем (заместителем) обер-прокурора Сената. Но этот достаточно высокий пост он в скором времени вынужден был оставить: врачи обнаружили у Николая Романовича туберкулез и посоветовали перебраться на юг.

Семья часто переезжала с места на место, поэтому Зинаида и три ее сестры не получили системного образования: учебные заведения удавалось посещать только урывками. Но при этом современники называли ее умнейшей женщиной в России. Зину отдали было в Киевский институт благородных девиц, но уже через полгода забрали обратно: девочка так тосковала по дому, что практически все шесть месяцев провела в институтском лазарете. В итоге она училась дома.

После смерти Николая Гиппиуса его жена и дочери переехали в Москву. Однако вскоре из-за болезни будущей поэтессы переселились в Ялту, а затем в 1885 году - к родственникам в Тифлис (сегодня Тбилиси). Именно тогда Зинаида Гиппиус начала писать стихи.

В 1888 году в Боржоми — дачном месте близ Тифлиса — Зинаида познакомилась с поэтом Дмитрием Мережковским. И уже через год они обвенчались в церкви Михаила Архангела. Они прожили вместе 52 года, «не разлучаясь ни на один день», как писала позже Гиппиус. Но более странного брака история не знала.

Союз с Мережковским, как отмечалось впоследствии, «дал смысл и мощный стимул всей её исподволь совершавшейся внутренней деятельности, вскоре позволив юной красавице вырваться на огромные интеллектуальные просторы», а в более широком смысле - сыграл важнейшую роль в развитии и становлении литературы «Серебряного века».

Поначалу Гиппиус и Мережковский заключили негласный уговор: она будет писать исключительно прозу, а он - поэзию. Но очень быстро отказались от него: оба писали и стихи, и прозу каждый, в зависимости от настроения.

В Петербурге Мережковский познакомил Гиппиус с известными литераторами: первый из них, А. Н. Плещеев, «очаровал» двадцатилетнюю девушку тем, что во время одного из ответных визитов принёс из редакторского портфеля «Северного вестника» некоторые стихотворения на её «суд строгий».

Поэтический дебют Гиппиус состоялся в том же «Северном вестнике».

 ...

О, пусть будет то, чего не бывает,

             Никогда не бывает: 

Мне бледное небо чудес обещает,

             Оно обещает, 

 

Но плачу без слез о неверном обете,

             О неверном обете... 

Мне нужно то, чего нет на свете,

             Чего нет на свете. 

О своей «Песне» Гиппиус вспоминает в книге «Дмитрий Мережковский»: «После долгого перерыва я в это время стала писать стихи, но уже совсем другого рода, с непринятым тогда ритмом и вольным размером. Первое такое стихотворение, с известной тогда заключительной строкой - «Хочу того, чего нет на свете» и ее повторением, - долго тогда ни один журнал не хотел печатать, а так как вскоре заговорили о «декадентстве», то и моя манера была признана декадентской».

Некоторое время спустя Гиппиус, по её выражению, «отреклась от декадентства» и всецело приняла идеи Мережковского, прежде всего художественные, став одной из центральных фигур нарождавшегося русского символизма, однако сложившиеся стереотипы преследовали её в течение многих лет.

Современники называли ее «сильфидой», «ведьмой» и «сатанессой», воспевали ее литературный талант и «боттичеллиевскую» красоту, боялись ее и поклонялись ей, оскорбляли и воспевали. Она всю жизнь старалась держаться в тени великого мужа, но ее считали единственной настоящей женщиной-писателем в России. Ее мнение в литературном мире значило чрезвычайно много; а последние годы своей жизни она прожила практически в полной изоляции...

Февральскую революцию 1917 года Мережковские приветствовали: они полагали, что только «честная революция» может покончить с войной, а «установление демократии даст возможность расцвета идей свободы перед лицом закона». Октябрьские события вызвали у них яростный.

В 1920 году Гиппиус с мужем поселилась в Париже. Сохранив воинствующе резкое неприятие большевизма, супруги остро переживали свою отчуждённость от родины.

НЕТ

Она не погибнет, - знайте!

Она не погибнет, Россия.

Они всколосятся, - верьте!

Поля ее золотые.

 

И мы не погибнем, - верьте!

Но что нам наше спасенье:

Россия спасется, - знайте!

И близко ее воскресенье.

 

Февр. 18.

 

По инициативе Зинаиды Николаевны в Париже было создано общество «Зелёная лампа» (1927—1939), призванное объединить разнообразные литературные круги эмиграции, принимавшие взгляд на призвание русской культуры за пределами советской России.

Зинаида Гиппиус принесла в эмиграцию не только свою политическую непримиримость и желание «свидетельствовать о правде, говорить, кричать о ней», она принесла с собой петербургскую атмосферу, воздух серебряного века. Новая же действительность, новый человек «в чём-то основном от неё ускользал»…

Осенью 1938 года Мережковский и Гиппиус осудили «Мюнхенский сговор», а «Пакт о ненападении» Зинаида назвала «пожаром в сумасшедшем доме». После нападения Германии на СССР Мережковский выступил по германскому радио, в котором призвал к борьбе с большевизмом. Зинаида Гиппиус, «узнав об этом радиовыступлении, была не только расстроена, но даже напугана», первой её реакцией стали слова: «это конец». Она не ошиблась: сотрудничества с Гитлером, заключавшегося лишь в одной этой радиоречи, Мережковскому не простили. Парижская квартира Мережковских была описана за неплатёж, им приходилось экономить на малом. Смерть Дмитрия Сергеевича 9 декабря 1941 года явилась для Зинаиды Николаевны сильнейшим ударом.

Последние годы жизни Зинаида Гиппиус посвятила работе над биографией покойного мужа. Эта книга осталась неоконченной и была издана в 1951 году.

Зинаида Николаевна Гиппиус-Мережковская скончалась в Париже 9 сентября 1945 года в возрасте 76 лет.

Вера Николаевна Бунина, узнав о смерти Гиппиус, пришла к ней на квартиру одна, без мужа. В этот день в своем дневнике она сделал запись: «Через минуту звонок, и я увидела белое пальто Яна. Я немного испугалась. Он всегда боялся покойников, никогда не ходил ни на панихиды, ни на отпевания. Он вошел очень бледный, приблизился к сомье, на котором она лежала, постоял минуту, вышел в столовую, сел в кресло, закрыл лицо левой рукой и заплакал. Когда началась панихида, он вошел в салон... Ян усердно молился, вставая на колени. По окончании подошел к покойнице, поклонился ей земно, приложился к руке. Он был бледен и очень подтянут».

Зинаида Гиппиус была похоронена под одним надгробием с Мережковским на кладбище русских эмигрантов Сент-Женевьев-де-Буа (примерно в 30 минутах езды от столицы Франции).

Через 8 лет на этом же кладбище похоронили и Ивана Бунина

«Отпевал Зинаиду Николаевну протоирей Лев Липеровский, основатель кладбища Сен-Женевьев-де-Буа. Врач, волею судьбы оказавшийся в эмиграции, ставший священнослужителем. Лев Липеровский бывал в Белёве, на родине своей матери, дочери белёвского священнослужителя Лебедева. Так в жизни и в смерти тульская земля оказалась рядом», - приводит еще один интересный факт краевед Татьяна Амонуллоева.

В СССР произведения Зинаиды Гиппиус не издавались вплоть до 1990 года.

 

Источник:

Биография и дневники Зинаиды Гиппиус.