• Поиск по сайту

Театр - зона очень «живой жизни»


22 октября 2017 года арт-площадка «Барабан» открыла новый сезон театральных читок. Первой пьесой, прочитанной в новом сезоне 2017-2018, стала пьеса Дмитрия Данилова «Сережа очень тупой». 

Дмитрий Данилов – современный российский прозаик, поэт и журналист, недавно начавший работать с драматургией. «Сережа очень тупой» – вторая пьеса автора, написанная в 2017 году и отобранная для внеконкурсной программы фестиваля молодой драматургии «Любимовка 2017». 

«Сережа очень тупой» – пьеса-обманка, «сад расходящихся тропок». И очень сложно не поддаться, не пойти по одной из этих «тропок», не начать интерпретировать. Множество красиво переплетенных отсылок – и непонятно, какая из них – исключительно декор, а за какую ниточку стоит дернуть. И пространство для интерпретаций огромно: бытовой сюжет, мифологический, сказочный, библейский, тема нормы и системы, вторгающейся в чужую жизнь со своими правилами, конфликт мужского и женского, отцов и детей, столичного и провинциального и так далее. 

Это очень красивый, литературный, абсурд – мерцающая реальность, чем-то схожая с мирами Кафки и Макьюэна, балансирует на грани несуразицы и инфернального безумия. 

Это пьеса-игра, пьеса-загадка. А каждый волен вчитать в нее свой смысл. Ничего единственно правильного, единственно возможного. Один вчитанный смысл преспокойно сосуществует здесь с другим. 

Своими мыслями и впечатлениями о пьесе поделились участники и зрители читки. 

Полина Шатохина (режиссер и участница читки) 
Автор пьесы, Дмитрий Данилов, в одном из интервью сказал: «театр – это зона очень «живой жизни»." Я почувствовала, что для читки, открывающей новый сезон, эти слова – хороший знак. Ну и, конечно, сама пьеса мне очень понравилась. Действительно, эту пьесу можно прочесть по-разному. В ней много тем, каждая из которых может стать центральной. Нам было интересно поговорить друг с другом и со зрителем о сбое в системе. Мы намерено ухватились за бытовой и понятный каждому образ жизни двух главных героев, Сережи и Маши, и попытались показать, как, сформированный и устоявшийся, он пошатнулся при появлении абсолютно абсурдных курьеров. Самое интересное во всей этой истории – неоднозначный финал: возвращение к привычной жизни, которую так неистово защищает Маша. 

Федор Кондращев (участник читки) 
Я очень долго думал над тем, о чем пьеса. Сначала я напридумывал много смыслов, в том числе и по поводу отцов и сыновей. Но потом я пришел к выводу, что это такая смесь бытовой ситуации и конфликта женского и мужского начал. И вот почему. Герои Сергей и Маша живут в постоянной рутине, а курьеры являются некоторым возмущением этой рутины. Сергей замечает это; я даже думаю, что он был подсознательно рад такому происходящему в его жизни. А для женской точки зрения, для Маши, это было рядовой ситуацией, а если это и было каким-то возмущением, то она достаточно быстро от него избавилась. То есть, с мужской стороны, это было нарушение рутины, приключение, а с женской – это бытовая ситуация, в которой произошло то, что ей совершенно не нужно, и они возвращаются в свою довольно размеренную жизнь. Пьеса и начинается достаточно размерено, и также размерено заканчивается, как серия в ситкоме, в котором весь сюжет – по сути, рутина, где в каждой серии что-то происходит. 
Я думаю, что в жизни героев так происходит потому, что отношения Маши и Сергея, с точки зрения Маши, являются отношениями матери и сына. Она считает, что за Сережей нужно постоянно следить – вот почему Сережа очень тупой. 
А сверток здесь является просто символом, это некий абстрактный контейнер, некая абстрактная игрушка. Суть не в том, что в свертке, а в самом свертке. Я лично не придумывал, что в нем, другие придумывали. Это очень крутое место в пьесе, в которое каждый может вкладывать тот смысл, который он хочет. 

Виктор Жердев (участник читки) 
В этой пьесе есть три героя, три курьера, – всех троих зовут Николаи Степановичи, – и они несут дух старой школы, советского режима, пережитков. Поэтому они учат Сережу, как ему надо жить: вот тебе тридцатник – квартира есть, а детей нет; мы тебе посылочку принесли, там что-то живое – надо вам как-то жизнь разнообразить, а то живете не так, как надо. А эти курьеры – духи того, как надо. Нет, это не совсем система, это то, как говорят деды, отцы, которые считают, что пора. А молодежь считает, что им не пора, что они пока не состоялись, у них и мировой стабильности нет, и быт у них так сложился, что эта посылка разобьет его полностью. Для себя я вынес, что в том свертке ребенок от тех поколений, которые говорят: «Надо вам детей». А молодежь считает, что это им сейчас не нужно. 

Людмила Кацеро (режиссер театра-студии «Мюсли») 
Очень зацепила пьеса. Наверно, потому, что я, как филолог, воспитанный на классических текстах, ожидала развязки, а тут – спасибо драматургу – ключей никаких не дается, ты должен до всего дойти сам. Очень много вариантов толкований – от аллегорических до бытовых. И прелесть в том, что, может быть, и нет одного, настоящего, толкования, что это такой чистый лист. Было ощущение, что смотришь хорошее артхаусное кино. 
Из ассоциаций… Не знаю, до какой степени это правомочная аналогия – роман Стругацких «За миллиард лет до конца света». Там с человеком тоже происходят какие-то совершенно непонятные вещи – на первый взгляд, бытовые, нелепые, несуразные; и ощущение какой-то космической беды, нависающей над героем, приходит позже на фоне этих несуразиц. И здесь у меня возникло похожее ощущение: на мелких, бытовых ситуациях, необъяснимых, но при этом безвредных и бесстрашных, строится какой-то саспенс, наведение ужаса, который висит над тобой. 
Формат интересный, очень любопытный. Я знала о таком жанре театрального искусства, но в живую на читке я в первый раз. Не знаю, до какой степени я стану фанатом читок, но они, безусловно, нужны, особенно тем, кто интересуется современной драматургией. 

Татьяна Муминова (зритель) 
Я присутствовала и на других читках в «Барабане». Это только первая читка в новом сезоне, но видно, что ребята продвинулись по мастерству. 
Пьеса понравилась. Но, честно говоря, в предыдущих пьесах было что-то близкое для меня лично, поэтому сейчас у меня не было такой внутренней дрожи, как от предыдущих читок. Здесь я увидела для себя и смешные моменты, и моменты, над которыми стоит подумать – противостояние молодого поколения поколению более старой закалки, противостояние менталитетов. Момент со свертком у меня проассоциировался с «Криминальным чтивом», когда все возятся с тем чемоданчиком, а в конце так и не показывают, что лежало внутри. И в этом есть идея, в этом есть суть – чтобы зритель сам додумал. В качестве предположения: наверно, в свертке была некая душа человека, которая искоренилась, утерялась в современности. 

Вячеслав Важинский (зритель, студент ТФ ВГУЮ) 
Пьеса мне понравилась, начиная где-то с фазы активных действий. По началу я не очень понимал, что происходит, а потом все как-то стало разворачиваться, постепенно раскручиваться, абсурд происходящего заставлял чувствовать себя участником действия. Зритель чувствует себя частью происходящего абсурда, то есть не четыре человека ведут диалог друг с другом, а весь зал, несмотря на то, что сидит и безмолвно наблюдает, при этом присутствует в той же комнате, что и герои. По-моему, вся атмосфера и построена на этом. 
В голове множество теорий: почему этот абсурд происходит? И какой смысл у происходящего? Мы сейчас обсуждали пьесу после читки, и у каждого создались свой образ, свое впечатление. Мое ощущение именно с ящиком Пандоры и с вопросом, что есть вещи, в которые лучше не соваться, что лучше вовремя остановиться, в противном случае можно узнать слишком много. 
В самом формате читки понравилась именно вовлеченность в процесс. Ребята – непрофессиональные актеры, но это, по-моему, даже играет на руку. 

Василий Никишин (зритель, студент ТФ ВГУЮ) 
Меня сразу зацепило, с того момента, как к Сергею приходят трое незнакомцев, курьеров. У меня сразу возникла ассоциация с произведением Кафки «Процесс», где к Йозефу К. приходят два незнакомца, и тут приходят три незнакомца. Герой пытается задавать вопросы, чтобы что-то узнать, и он получает довольно-таки простые ответы, которые еще больше его запутывают. Потом приходит его жена, у нее другое мировоззрение, она что-то, возможно, знает, она не задает вопросов, а ведет себя обычно, как будто  ничего нет. Для меня ключевым моментом был диалог Сергея и его жены в конце пьесы. Они не обсуждали то, что случилось, они просто поговорили о работе: Маша на отрез не хотела ничего слышать, у нее все по-другому, чем у Сергея, который пытался поделиться с ней своими впечатлениями, – то есть каждому свое. 
Я в первый раз на читке в «Барабане». В общем и целом мне очень понравилось. И то, что актеры непрофессиональные, я считаю, большой плюс. Люди учатся, люди пропускают то, что показывают, через себя. Это не их работа, люди сами захотели прийти и попробовать себя. 

Материал подготовила Лина Донская.

Комментарии

Мы в соцсетях Вконтакте facebook Одноклассники
сетевое издание "Тульские бренды", учредитель ООО "Тульские новости", главный редактор Вострикова О.Г., ©2017
300026, г. Тула, 300041, г. Тула, пр. Ленина, д. 57, оф. 301
+7 (4872) 710-803
mazov@newstula.ru
16 +
Создание сайтов реклама в Туле
Наверх