• Поиск по сайту

Сад гениев. Диалог ирландской и русской культур


Тема Джеймса Джойса прошла лейтмотивом через весь субботний день «Сада гениев», запомнившийся удивительным диалогом между ирландской и русской культурами. Это было затейливое – задорное и лиричное – соединение разговора, литературы и музыки. 

Говоря о Джеймсе Джойсе, нельзя не сказать о Екатерине Гениевой – выдающемся филологе, бывшем генеральном директоре Всероссийской библиотеки иностранной литературы им. М. И. Рудомино, члене комиссии «Юнеско» по сохранению культурного наследия. Выставка ее памяти «Екатерина: признание и благодарность» открыла второй день фестиваля.

4MoW3_QlIX4.jpg 

В фойе яснополянского ДК можно увидеть фрагменты выставочных проектов и книги, автором, редактором или вдохновителем которых была Екатерина Юрьевна.

kQ8Yob_gbo0.jpg 

На одной из витрин сложно не заметить книгу «И снова Джойс», в которой Гениева через эстетическое и философское восприятие писателя показывает, что его проза открыла новые пути слову.

F-8_Pdj1qZs.jpg 

Российский филолог и писатель Андрей Аствацатуров, приехавший в Ясную Поляну с лекцией о романе «Улисс», также начал со слов о Екатерине Гениевой: 

«Я не могу не отметить такую фигуру, как Екатерина Юрьевна Гениева. Она была одним из самых интересных и значительных филологов среди англистов. Она была одной из первых, кто осмелился писать о Джеймсе Джойсе. Ведь Джойс был такой не совсем рекомендованной фигурой – он был и не запрещен, но и не разрешен. А что у нас не разрешалось, то автоматически запрещалось. 
Екатерина Юрьевна сделала очень многое в изучении и для публикации Джойса в России. Например, издание «Портрета художника в юности» и «Дублинцев» 83-го года на английском языке, которое она снабдила замечательными комментариями. Это прекрасное издание. Также роман «Улисс» впервые был опубликован в журнале «Иностранная литература». Сначала по три главы, а потом по одной главе выходило в каждом номере на протяжении всего 89-го года. Екатерина Юрьевна готовила все материалы, касающиеся Джойса, каждый номер выходил с ее обстоятельными комментариями».

Андрей Аствацатуров не был знаком с Гениевой, однако его всегда поражали ее ум, компетентность и деликатность: 
«У нее было удивительное, энциклопедическое образование. И для всех нас – для филологов, для тех, кто с ней работал, кто пошел по ее стопам, – то, что Екатерины Юрьевны не стало, безусловно большая потеря».

ozRmwuOCY8Q.jpg 

А потом были модернизм, Джеймс Джойс и «Улисс» – «роман, который мы читаем или не читаем, но очень много о нем говорим». 

Далее предлагаем вашему вниманию варварски краткий конспект восхитительной лекции о Джойсе, после которой очень захотелось не только говорить об «Улиссе», но и прочитать его.


Принципиально важный вопрос, которым задались писатели XX века: как научиться говорить от своего собственного имени? Кто через нас говорит? Это говорим мы или это говорят наши родители, наши учителя, книги, журналы, фильмы? Как произнести те слова, которые являются твоими словами? Это очень важный вопрос в условиях, когда литература становится массовой, когда культура становится массовой. Отсюда одно из свойств модернистской литературы – обращенность к себе. 

Дягилевские балеты, «Весна священная» Стравинского, «В поисках утраченного времени» Пруста, «Улисс» Джойса – все это высокие образцы модернистского искусства, это очень сильные, очень мощные заявки на весь XX век. 

В истории культуры есть несколько универсальных книг, универсальных не только для своей страны, но и для всей мировой культуры. Это книги, впитавшие в себя все, накопленное человечеством. «Улисс» Джеймса Джойса – одна из таких книг. Вопрос, который сразу же задали внимательные читатели «Улисса»: «Возможна ли литература после Джойса?» 

Модернистские романы – произведения, рассказывающие о своем происхождении: препарирование, конструкция, мощь и красота сделанности. И мы восхищаемся именно мастерством. 

«Улисс» – это роман, рассказывающий о том, как пишется роман. «Улисс» был сенсацией конца 10-ых годов. Несмотря на то, что роман датирован 1921 годом, Джойс публиковал его по мере написания в разных журналах, так что к 1921 году роман был практически полностью напечатан журнальной версией. 

Ни один литературный текст не вызвал столько противоречивых мнений, такой интенсивности обсуждения. Сыграли роль и темы, совсем не затрагиваемые, мало затрагиваемые или затрагиваемые, но уж точно не так откровенно. Темы бытовой жизни, включающие в себя описания процесс испражнения Леопольда Блума в четвертой главе. Или описания сексуальных сторон жизни – например, скандальная в течение долгого времени последняя глава романа. 

Роману присущи карнавальность, пародийность, цитатность. Конечно, все это было и до Джойса, все это было присуще модернизму, но не в такой концентрации. Каждая глава «Улисса» написана в своей собственной технике. 
Например, девятая глава «Бродячие скалы» написана в технике киномонтажа. Все персонажи застигнуты в один и тот же момент, одновременно. Происходит разрушение причинно-следственных связей. Но каждый последующий эпизод удивительным образом отвечает на вопросы предыдущего эпизода. 
Джойс использует и вопросно-ответную форму катехизиса, выстраивая таким манером целую главу. 
Глава «Сирены» – это игра звуков, гласных и согласных, музыкальное переплетение слов, словосочетаний и предложений. Одно вплетается в другое, благодаря богатству звуковой стороны языка. 
Каждую технику Джойс препарирует, доводя ее до абсурда. 
Джойс цитирует, цитирует и цитирует. Джойс цитирует все – от Гомера и священного писания до опер. Иной раз одна цитата отсылает к нескольким источникам. Таким образом Джойс говорит нам: мы постоянно пользуемся только той традицией, что накопила для нас культура. 

Взгляд Джойса на реальность – тоже чисто модернистское представление: все, что нас окружает, все, что с нами происходит, – это только текст, никакой реальности не существует. Наши ощущения – это тексты, наши мысли – это тексты, наши взаимоотношения – это тексты. Патриотизм, идеология, религия, наука – это определенного рода тексты, которые можно разобрать и понять, для чего каждый из них нужен.

6jwPiJtFaCc.jpg 

Что ж, если следовать этой логике, то получается, музыка – тоже текст. И завершая второй день фестиваля «Сад гениев», группа «Sceolan» заговорила с гостями Ясной поляны на своем особом языке, демонстрируя разнозвучие ирландской музыки. Его трудно облечь в слова, поэтому лучше один раз услышать.

 

«Sceolan» играли музыкой: меняли темпы, ритмы и настроения мелодий. Это были очаровательные шутки и обаятельное хулиганство. Синтезатор, скрипка, флейта и традиционные ирландские инструменты – боуран (ирландский бубен), и иллян пайпс (ирландская волынка) зажгли этот вечер. Свободолюбиво, огненно, звонко, мелодично и проникновенно!

Автор статьи Лина Донская

Комментарии

Мы в соцсетях Вконтакте facebook Одноклассники
сетевое издание "Тульские бренды", учредитель ООО "Тульские новости", главный редактор Вострикова О.Г., ©2017
300026, г. Тула, 300041, г. Тула, пр. Ленина, д. 57, оф. 301
+7 (4872) 710-803
mazov@newstula.ru
16 +
Создание сайтов реклама в Туле
Наверх