• Поиск по сайту

Это интересно!

Дмитрий Быков: Все можно отобрать в России, кроме тех слов, что вы расставили в определенном порядке

3 июля в Ясной Поляне на фестивале «Сад Гениев» выступил писатель, журналист, учитель Дмитрий Быков. Лекция, собравшая полный зал слушателей, была посвящена роману Толстого «Война и мир». Перед выступлением Дмитрий Быков ответил на вопросы журналистов.


- Та лекция, которую вы прочитаете сегодня в Ясной Поляне, где-то звучала раньше?

- Нет, полностью нигде. Какие-то ее части, например, о структуре романа были представлены на открытом уроке. Но в основном я собираюсь говорить о вещах, еще никогда не освещавшихся. Я собираюсь говорить о концепции народной войны, а бог его знает, как это сегодня может быть истолковано. Но, в конце концов, наше дело – думать, запретить нам это никто не может.

- Тулу часто называют провинцией. Как вы относитесь к этому и вообще к понятию «провинция»?

- Провинция имеет место быть там, где есть расширяющаяся империя, где есть центр, а какие-то территории только начинают развиваться. Сейчас же, когда вся страна размазана более-менее ровным фоном по всему пространству, и она очень мало отличается друг от друга территориально, я не стал бы разделять ее на столицу и провинцию. Духовная жизнь в провинции идет даже, может, более интенсивно, потому что меньше отвлечений.

- По-вашему, литература сегодня влияет на вашу жизнь так, как это было в XIX веке?

- Она влияет, но для этого надо написать такое произведение, которое бы влияло. У Кафки голодарь говорит: «Я голодаю не потому, что мне это нравится, а потому, что я еще не нашел еды себе по вкусу». Я хотел бы найти сейчас тот текст, от которого я не смог бы оторваться. Чтобы текст обсуждать, он должен касаться актуальных насущных проблем. Как Трифоновы в 70-е, как Стругацкие в 80-е, как Аксёнов в 60-е. Ну или как Толстой. «Анну Каренину» все обсуждали, потому что «Анна Каренина» касалась каждого. Ну и найдите мне сейчас текст, который бы прямо и откровенно говорил о проблемах сегодняшнего дня. Не об истории, не о странствующем монахе, как у Водолазкина, не о Екатеринбурге 90-х годов, как у Алексея Иванова, а чтобы он говорил мне про сегодня и про сейчас. Я такого текста не вижу. И могу понять, почему его нет. Потому что нужна некоторая высота взглядов, нужно представлять себе некоторые общие нравственные законы.

- А как вы относитесь к тому, что роман Булгакова «Мастер и Маргарита» признан романом века?

- Кто его признавал? Где его признали? А другие признали романом века «В поисках утраченного времени» Пруста, а третьи – «Улисс» Джойса. В XX веке было штук сто хороших романов, и каждый из них периодически признают романом века. Ну и гордиться надо, что нашего писателя признали автором романа века.

- Вы работаете со школьниками, студентами. Кто для нового поколения сейчас, по вашим наблюдениям, является кумирами?

- Ну, во-первых, независимые голливудские молодые режиссеры. Они очень много смотрят кино. Почему-то кино для них играет серьезную роль. Мне трудно объяснить, кто их кумиры в литературе. Пожалуй, что никто. Но надо признать совершенно спокойно, что центр тяжести сместился в область визуального. Ну и что такого, я тоже очень люблю кино. Например, триллер какой-нибудь на ночь посмотреть – что, я, думаете, читаю на ночь? Нет, я кино смотрю!

- А что сегодня «серьезная литература»?

- Во все времена серьезная литература определялась не объемом, не масштабом поднимаемых проблем. Она определяется новизной видения. Вот и всё. Кто-то напишет роман, где будет новое представление о мире - и это будет серьезная литература. Я пока такого романа, со времен Марка Данилевского, не встречал.

- Одно время писателем было быть модно, потом – выгодно. А сейчас?

- Хорошим писателем быть никогда не было выгодно. Сейчас быть писателем – престижно. У нас полно графоманов! Я каждый день получаю 20-30 писем со стихами, с прозой, со сказками, с философскими трактатами, с мемуарами – жуть! Не пойму, почему.

- Но блогеры тоже лезут в журналисты…

- Лезут. Я догадываюсь, почему. Все можно отобрать в России, кроме тех слов, что вы расставили в определенном порядке. Можно отнять бизнес, жилье, даже детей. А вот то, что вы написали, отобрать невозможно. Ну и потом девушкам нравятся сочинители. Русская женщина, скорее,  выберет писателя, нежели бизнесмена или спасателя.

- Мне запомнилось одно ваше четверостишье.

«Поглядишь на украинца и грузина

С тайной завистью и явною виной

— До того ли им уютно и едино!

Это мы сплотили их, никто иной»

- Да, это значит, что Россия сплачивает всех! Ее все считают изгоем и на этой почве дружат. Мне тоже это чувство знакомо. Меня тоже много народу ненавидит и сплачивается на этом. Поэтому у меня к России глубокое внутреннее чувство, глубокая любовь.

 


Комментарии

Мы в соцсетях Вконтакте facebook Одноклассники
16 +
Создание сайтов реклама в Туле
Наверх