• Поиск по сайту

МЫСЛИВШИЙ ИНАКО


Летом 1930 года сотрудниками Объединенного государственного политического управления (ОГПУ) была арестована большая группа специалистов крупных хозяйственных ведомств Советского Союза. Среди них – известный ученый-экономист, публицист, переводчик и социал-демократ Владимир Александрович Руднев. Более известным он был под псевдонимом Базаров, взятым в самом начале его публицистической деятельности в честь героя романа И.С. Тургенева «Отцы и дети». 

Против Базаров сфабриковали обвинение о его контрреволюционной деятельности в аппарате Госплана СССР. Совместно с экономистом В.Г. Громаном (1874-1932) Базаров был признан руководителем организации, якобы стремившейся «путем составления искаженных конъюнктурных обзоров дать неверное представление правительству СССР о действительном положении в стране и таким образом добиться срыва социалистической реконструкции».

Все – это чушь и досужий домысел чекистов. Главной причиной ареста являлся собственный подход Базарова и Громана к социалистическому планированию. Базаров составил и решил дифференциальное уравнение относительно динамики национального промышленного производства. Частные решения этого уравнения асимптотически приближались к «горизонтальным» прямым, то есть показывали замедление промышленного роста. Вместе ученые разработали и предложили метод государственной экономики. Он основывался на «тектологических» принципах А.М. Богданова, создателя основ всеобщей организационной науки. И то, и другое было признано «антимарксистским».

Команда «Ату!» последовала непосредственно от Сталина. 27 декабря 1929 года в докладе на Всесоюзной конференции аграрников-марксистов вождь всех народов, рассматривая проблемы популяризации марксистской теории воспроизводства и схему построения баланса народного хозяйства, объявил «не подходящей к делу» трактовку проблемы баланса народного хозяйства СССР, разработанную Базаровым и Громаном. «Схему баланса народного хозяйства СССР, - заключил Сталин, - должны выработать революционные марксисты, если они вообще хотят заниматься разработкой вопросов экономики переходного периода».

Базаров революционным марксистом себя не считал. Он привык делать все обстоятельно и больше верить науке, чем революционному порыву. На допросах не скрывал разногласий с правящей партией и не признавал себя виновным в антисоветской деятельности. Твердо стоял на своем: «Теоретическое обсуждение всех вопросов политики и экономики не может быть запрещено любому советскому гражданину, какой бы ни была его политическая биография».

Базарова уволили из Госплана, исключили из Коммунистической академии общественных наук, членом которой он состоял с 1918 года. Приговорили к 2 годам тюрьмы с последующей ссылкой в Саратов. И в ссылке, и по возвращению в Москву, Базаров (чтобы на что-то жить) занимался литературными переводами. Среди них памятники мировой культуры – книга Иоганна Эккермана (1792-1854) «Разговоры с Гёте в последние годы его жизни» и сочинение Мишеля Монтеня «Опыты». Книга секретаря Гёте в переводе Базарова была опубликована в 1934 году. «Опыты» Монтеня удалось опубликованы лишь частично, да и то под именем жены переводчика. Впоследствии рукопись полного перевода была «потеряна». Возможно ее прибрали к рукам вездесущие чекисты и хранится она где-то в неразведанных недрах их архивов. 

Базаров умер 16 сентября 1939 года в Москве от приступа астмы. Вскоре после этого была репрессирована его вдова. Она погибла в сталинских лагерях в 1942 году.

В конце 1920-х – начале 1930-х годов страна переживала эпоху «великого перелома на всех фронтах социалистического строительства». О переломанных судьбах, искалеченных режимом людях, позволявших себе мыслить иначе, чем придержавшие власть, мало кто думал и проявлял заботу. «Лес рубят – щепки летят». И этим было сказано все…

Личностью Владимира Александровича Руднева-Базарова я впервые заинтересовался на первом курсе историко-филологического факультета Тульского пединститута. По учебному предмету «История КПСС», который читался аж на протяжении четырех семестров, полагались две курсовые работы. Одна по дореволюционному периоду истории партии, другая по советскому. Курс дореволюционной истории КПСС у нас вела доцент Валентина Никитична Бынкина (1917-1981). Преподавателем она была незаурядным, и мы охотно посещали ее лекции и семинары. Меня особенно интересовала просветительная работа революционеров среди тульских пролетариев. В историко-партийном плане это именовалось «кружковым периодом» истории КПСС. Впоследствии продолжением этого интереса стала моя кандидатская диссертация по истории отечественного просвещения. Посвящена она была т.н. «внешкольному образованию» - деятельности рабочих просветительных обществ, воскресных школ и народных университетов в России конца XIX – начала ХХ века. 

Я хорошо знал статьи Бынкиной, помещенные в «Ученых записках» ТГПИ и ее книгу, посвященную распространению среди тульских рабочих ленинской «Искры». Уже на первом курсе докопался до некоторых архивных и редких печатных источников, ставших доступными в период хрущевской «оттепели». В частности, меня привлекли издания Тульского Истпарта - местного отделения (бюро) Всероссийской комиссия по истории Октябрьской революции и PKП(б). Задача истпартовцев состояла в сборе, научной обработке и издании материалов по истории Коммунистической партии и Октябрьской революции. Впоследствии мне удалось собрать почти полную коллекцию изданий, выпущенных Истпартом в Туле.

Когда пришло время заявлять о теме курсовой работы я однозначно решил остановиться на биографии и пропагандистской деятельности среди тульских оружейников ссыльного революционера-земляка Руднева-Базарова. Я считал его незаслуженно забытым и хотел восстановить историческую справедливость.

Валентина Никитична внимательно посмотрела на меня из-под роговых очков:
- Нет, молодой человек. Хоть вы и собрали материал о Рудневе-Базарове, и, наверное, не плохой, но писать о нем, думаю, не следует. Сложный он был человек и не всегда примыкал к большевикам. Да и закончил он печально. Возьмите что-нибудь другое.
- А про Вересаева и его участие в работе местных социал-демократов можно? - поинтересовался я, поскольку круг моих познавательных интересов «кружковым периодом» в истории КПСС не ограничивался.
- Про Вересаева можно. Только сдержано. Такие люди как он считались попутчиками нашей партии…

Так оно и получилось. Выписки о Рудневе-Базарове, сделанные из журнала Тульского Истпарта «Революционное былое», а также другие материалы об этом человеке, я отложил в «долгий ящик». Курсовую работу защитил об участии писателя-демократа Вересаева в деятельности организации тульских социал-демократов. И даже сделал одно маленькое открытие, посмев утверждать, что анонимная прокламация местных социалистов «Овцы и люди», распространявшаяся в 1903 году среди участников первой политической демонстрации тульских рабочих, была сочинена писателем Вересаевым.

«Очерки по истории Германии в XIX веке».jpg
«Очерки по истории Германии в XIX веке».
Составлено по книге В. Блоса.
Перевод В. Базарова и И. Степанова.
Титульный лист.

«Долгий ящик» оказался действительно таковым. Вокруг имени Базарова на протяжении всех лет советской власти существовала какая-то непонятная мне завеса безмолвия. Позже выяснилось, что заклейменного «врагом народа» и «экономистом-вредителем» Базарова реабилитировали только в 1990 году! Я искал статьи о нем и не находил ничего для меня неизвестного. Я искал у букинистов его прижизненные издания, и они никак не попадались мне на глаза. Удача улыбнулась лишь однажды, когда я стал обладателем «Очерков по истории Германии в XIX веке», переведенных с немецкого В.А. Базаровым и И.И. Скворцовым-Степановым. Их выпустил в 1906 году, в период цензурных послаблений, известный петербургский издатель С.А. Скирмунт. История Германии (в первую очередь социально-политическая) интересовала переводчиков не случайно: здесь родился марксизм, а они мечтали выпустить собственный перевод «Капитала» на русском языке и уже были близки к заветной цели. В 1907-1909 годах «Капитал» К. Маркса в переводе Базарова и Степанова, под общей редакцией А.А. Богданова увидел свет и в дальнейшем неоднократно переиздавался, как наиболее удачный из всех вариантов.

О Рудневе-Базарове и по сей день написано очень мало. Несправедливо мало. Многие его сочинения незаслуженно забыты, особенно философские и общественно-политические. Его яркая, неординарная личность, полная напряжения интеллектуальная жизнь, научные искания заслуживают серьезного внимания исследователей. Более или менее полную дань уважения Базарову отдало лишь московское издательство «Дело» при Российской академии народного хозяйства и государственной службы. В 2014 году оно выпусти двухтомник избранных экономических произведений ученого. 

Его путь в науку и революцию начинался в Туле. 

Володя Руднев родился 27 июля 1874 года в семье известного тульского врача-общественника Александра Матвеевича Руднева, руководившего одно время губернской земской больницей. Его услугами часто пользовалось семейство Л.Н. Толстого, и по первому вызову, прихватив саквояж с инструментами и лекарствами, доктор Руднев мчался в Ясную Поляну. Специалист-универсал Руднев-старший был одновременно хирургом, акушером и патологоанатомом. Именно по его инициативе в 1891 году была открыта первая в городе оружейников лаборатория для клинических, бактериологических, химических и гистологических исследований. Деятельность лаборатории позволила тульским врачам успешно бороться со многими опасными заболеваниями. 

В 1884 году мальчик поступил в Тульскую классическую гимназию. Здесь он познакомился и на всю жизнь подружился с Сашей Малиновским, будущим оппонентом Ленина, крупным философом, идеологом Пролеткульта и ученым-естествоиспытателем Александром Александровичем Богдановым (1873-1928). Было в тульской гимназии что-то такое, что вызывало протест в юных сердцах не только против школьных порядков, но и порядков общественных. Не случайно же отпрыски интеллигентных родителей - и Малиновский-Богданов, и Руднев-Базаров стали известными революционерами-интеллектуалами, борцами с тиранией, людьми «высшей пробы». 

После тульской гимназии был физико-математический факультет Императорского Московского университета. Здесь студент Руднев с особым увлечением занимался химией. Но еще больший интерес он проявлял к вопросам общественно-политическим. В 1895 году университетский курс был завершен. Оставался заключительный экзамен. Но сдавать его не пришлось. Вместо экзамена – череда арестов и высылок. Председатель Тульского землячества московских студентов Владимир Руднев за участие в студенческих волнениях был привлечен к судебной ответственности по делу Союзного совета объединенных землячеств. В ночь на 11 ноября 1896 года последовал новый арест. На сей раз Рудневу было предъявлено обвинение по делу Московского рабочего союза. После непродолжительного тюремного заключения выслан в административном порядке в Тулу, под надзор полиции. Впоследствии была и еще одна ссылка – в Калугу. 

В родном городе Руднев и так бывал довольно часто. С 1895 года он вел занятия в рабочих кружках. К тому же в Туле сложилась неплохая дружеская компания. Кроме школьного друга Александра Малиновского в нее вошел народный учитель из Москвы Иван Скворцов, известный впоследствии как И.И. Скворцов-Степанов (1870-1928), первый народный комиссар финансов РСФСР. Тула была определена для него как место административной ссылке за участие в революционной пропаганде. 

1899 год был особенно памятен для Владимира Руднева публикацией его первого крупного сочинения – проблемно-полемической статьи «Труд производительный и труд, образующий ценность», изданной в Петербурге. Критики констатировали: в России родился новый блистательный публицист Базаров. 

Двадцатый век Руднев встретил в Германии, где успешно сдавал экзамены за курс философского факультета Берлинского университета. Произошло с ним и еще одно очень важное событие. В Берлине он встретил и полюбил Евгению Товиевну Марголину, дочь действительного статского советника и почетного гражданина Петербурга. «Émancipée Марголина» получала в Германии недоступное в России высшее образование. На родину они вернулись вместе. Вместе участвовали в пропагандистской работе. Накануне очередного ареста решили пожениться: совместная высылка в провинцию под надзор полиции была для них одним из проявлений семейного счастья. 

К этому времени он был уже сложившимся социал-демократом с солидным стажем нелегальной партийной работы, кооптировался в состав Московского комитета РСДРП. В 1904 году под влиянием Александра Богданова Владимир Базаров принял партийную платформу большевиков. Сотрудничал в партийных изданиях. В 1906-1907 годах избирался членом Большевистского центра. Однако вскоре между Базаровым и большевистским руководством возникают серьезные разногласия, как тактического, так и мировоззренческого порядка. Социалистическим же идеям он был верен до конца жизни. 

Чуждый партийным дрязгам Базаров чувствовал себя комфортно и уверено в общении с рабочей аудиторией. В остановке безвременья и духовного упадка 1908-1911 годов, наступившего вслед за поражением Первой русской революции, Базаров стремился вложить в умы и сердца учащихся знаменитой Смоленской воскресной школы и слушателей Народного университета Невской заставы свою беспредельную веру в Россию, ее духовность, в ее особую культурно-историческую миссию. 

Но и здесь его не оставили в покое стражи монархических порядков. Слишком заметная фигура господин-товарищ дворянского происхождения Базаров в рядах столичных социал-демократов. В 1911 году его вновь арестовывают и высылают на 3 года в Астраханскую губернию. А чем астраханские пролетарии хуже столичных? Они так же тянутся к знаниям. Им так же нужны опытные лекторы и пропагандисты научных и общественно-политических знаний. По возвращению в Петербург сотрудничал журналах «Современник» и «Летопись». Много размышлял о России, ее исторической судьбе. 

Все эти годы Базаров успешно сочетал партийно-пропагандистскую работу с переводческой и научной деятельностью. Кроме «Очерков истории Германии в XIX веке» и «Капитала» К. Маркса перевел на русский язык сочинения А. Бергсона, Э. Дюркгейма, В. Зомбарта и других авторов. 

Прекрасное знание новейшей западноевропейской философской, экономической и общественно-политической литературы позволяло Базарову критические переосмыслить многие постулаты ортодоксального марксизма. Принципиально необходимым он считал освобождение марксистской философии от устаревших догматов, на основе новейших достижений современной западной философской мысли и естествознания. Свои философские взгляды Базаров изложил в таких работах, как «Авторитарная метафизика и автономная личность», «Очерки реалистического мировоззрения» (1904), «Анархический коммунизм и марксизм» (1906), сборнике «На два фронта» (1910) и других сочинениях. 

В развернувшихся дискуссиях по данному вопросу главным оппонентом В.А. Базарова и солидарного с ним А.А. Богданова выступал В.И. Ульянов-Ленин. Логика вождя большевиков был проста: сложившаяся философия марксизма – высшее достижение мировой философии. Все, что за ее пределами – буржуазно и враждебно пролетариату. Разработанный им «самокопийный материализм» (теория отражения) Базаров считал примитивным и не отвечающим мировому уровню развития философии. 

В отличие от Ленина Базаров взял на вооружение критический позитивизм Э. Маха и Р. Авенариуса и пошел дальше, развивая собственную концепцию философии действия, философию пролетарской борьбы и коллективизма. Философия действия в понимании Базарова - мощное познавательное орудие в производственно-трудовой борьбе за овладение силами окружающей человека природы и общественной среды, за изменение исторического развития путем активного вмешательства индивидов, партий и классов. 

Февральскую революцию 1917 года Базаров встретил как праздник освобождения от тирании. Он активно включился в работу экономического отдела Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. Стал одним из редакторов и основных авторов основанной М. Горьким газеты «Новая жизнь». Газета занималась пропагандой новых демократических устоев русской жизни, проблемами прав и свобод, войны и мира. Вместе с такими известными участниками революционного движения как В.А. Авилов, В.П. Волгин, В.А. Десницкий, Н.Н. Суханов Базаров выступал за идейно-организационное и политическое единство всех российских социал-демократов. 

Попытки большевиков подорвать хрупкое единство русского общество, их экстремистские устремления летом 1917 года заставили Базарова окончательно порвать с партией Ленина и взяться за создание новой российского политической организации – Российской социал-демократической рабочей партии интернационалистов. На проходившем в январе 1918 года учредительном съезде партии Базаров выступал в качестве основного докладчика. И с трибуны новой партии, и в полемических статьях этого периода Базаров отмечал пагубное влияние на рабочий класс отрицания большевиками пролетарского демократизма, отсутствие в стране революционного правопорядка, насильственную замену выборных органов назначенцами, физическое подавление любой оппозиции и инакомыслия. 

В конце 1918 года Базаров уехал в Алушту, затем в Харьков, где вместе с Ю. Мартовым и Б. Кричевским редактировал журнал «Мысль». Гражданская война застала Базарова в Крыму. Весной 1920 года, после занятия Крыма Красной Армией, Базаров был арестован чекистами. О его аресте доложили Ленину. Последовало распоряжение препроводить арестованного в Москву. Государство испытывало крайнюю нужду в ученых и специалистах. Управление экономикой у большевиков не ладилось. В мае 1921 года Базаров был направлен на работу в Госплан, где целиком посвятил себя разработке научных подходов к развитию советской экономики. В 1924 году он становится зампредом экономико-статистической секции, а в 1927 году председателем секции труда и культуры, членом президиума Госплана СССР. 

Созданная Базаровым в 1920-х годах концепция планирования могла стать основой эффективного и сбалансированного развития советской экономики. Царившая в те годы в главном штабе народного хозяйства страны атмосфера была далека от творческой. Письменные и устные выступления отдельных госплановцев скорее напоминали доносы, чем научные дискуссии. Стремясь во чтобы то ни стало материализовать партийные директивы, они пренебрегали научными нормами, мало считались с реальным положением дел в ведущих отраслях производства. Экономическая наука постепенно подменялась новой советской лженаукой – политэкономией социализма. 

Владимир Александрович Базаров обладал поразительным историческим чутьем. Еще в дореволюционные годы он четко сформулировал национальные особенности России, ее неповторимое своеобразие и всемирно-историческую миссию. Не являясь «первосортным представителем европейской цивилизации», Россия, по мнению ученого, должна искать собственные мотивы развития, основанные на традиционных духовных ценностях страны. «Наше национальное призвание, - писал Базаров в 1915 году, - должно состоять в культивировании начал, Европе чуждых, Европой обойденных или незамеченных или прямо ей враждебных...». 

Причины экономической зависимости России от более развитой Европы он видел в «чрезвычайно низкой материальной культуре». Ликвидация этой зависимости есть прямая функция индустриализации, утверждал ученый в работах 1920-х годов. И чем интенсивнее и основательнее последняя будет развиваться, тем быстрее потенциально могучая страна обретет подлинную экономическую мощь, составляющую основу всякой независимости. 

В нашем обществе еще многие и многие годы будет звучать далеко не праздный вопрос: «Что же погубило советскую власть, в чем причина крушения первого в мире социалистического государства?». Среди совокупности причин гибели советского строя одна абсолютно бесспорна, это – нетерпимость к инакомыслию.

Комментарии

Мы в соцсетях Вконтакте facebook Одноклассники
сетевое издание "Тульские бренды", учредитель ООО "Тульские новости", главный редактор Вострикова О.Г., ©2017
300026, г. Тула, 300041, г. Тула, пр. Ленина, д. 57, оф. 301
+7 (4872) 710-803
mazov@newstula.ru
16 +
Создание сайтов реклама в Туле
Наверх