• Поиск по сайту

Это интересно!

ВСЕ НАЧАЛОСЬ С ЭКСЛИБРИСА


Все началось с экслибриса, присланного мне «по обмену» из Вологды в начале 1970-х годов известным искусствоведом и заядлым коллекционером книжных знаков Семеном Георгиевичем Ивенским. Благодаря ему в моей коллекции оказалась выполненная в зеленоватых тонах художественная миниатюра, которой украшал свое книжное собрание, как впоследствии выяснилось, историк русского дворянства, краевед и один из создателей Тульской губернской ученой архивной комиссии Василий Сергеевич Арсеньев. Впоследствии в мои руки попал ряд изданий с публикациями историка, в том числе интереснейший сборник трудов архивной комиссии. 

Экслибрисы, появившиеся в России в петровскую эпоху, а в Европе с началом книгопечатания, весьма и весьма разнообразны, как вкусы их хозяев, как причуды художников. Смешные и серьезные, благочести-вые и фривольные они стали предметом настоящего, большого (несмотря на малый размер) графического искусства и объектом страсти коллекционеров-экслибрисистов. К какому разряду относится экслибрис Арсеньева сказать затрудняюсь, пусть это сделаете вы, уважаемые читатели: стопки старинных книг, над одной из которых склонилась полуобнаженная юная особа с распущенными волосами; у нее за спиной надпись на латыни «Ex libris Arseniew» и экзотический цветок на высоком стебле, напоминающий ирис; в левом верхнем углу композиции изображение герба рода Арсеньевых. 

Род этот ведет свое начало от Аслана-Мурзы-Челибея (в крещении Прокопия), перешедшего в 1389 году вместе с тремя сотнями подчиненных ему татарских воинов во служение к московскому князю Дмитрию Ивановичу Донскому. И впрямь прав был Г.Р. Державин, утверждая «Поскреби любого русского – найдешь татарина». 

С тех пор род Аслана-Мурзы-Челибея сильно разросся, распался на множество ветвей. Непосредственно Арсеньевы происходили от одного из сыновей Челибея - Исупа (Юсупа), в православии – Арсения. В XVI и XVII веках Арсеньевы служили русским государям в детях боярских, в городовых дворянах, были стряпчими, стольниками, воеводам, и за службу свою пожалованы многочисленными поместьями. В истории Тульского края также было немало служилых дворян с этой фамилией. Известно, например, что в екатерининские времена генерал-майор Д.В. Арсеньев был одно время предводителем дворянства Тульской губернии. Его имя часто упоминает в своих записках А.Т. Болотов. Ветвь, к которой принадлежал Василий Сергеевич Арсентьев, пошла от курляндского губернатора Николая Ивановича Арсеньева (1760-1830) и его внука, действительного тайного советника Василия Сергеевича Арсеньева (1829-1915). 

Фамильный герб рода Арсеньевых.jpg
Фамильный герб рода Арсеньевых.

Экслибрис В.С. Арсеньева..jpg 
Экслибрис В.С. Арсеньева.  

Род Арсеньевых был записан в VI часть дворянских родовых книг Тульской, Московской, Смоленской, Тверской, Орловской, Владимирской, Курской, Самарской и Рязанской губерний, а также в Рыцарский матрикул Курляндского дворянства. 

Герб рода Арсеньевых внесен в пятую часть Общего гербовника дворянских родов Российской империи (стр. 28), учрежденного в 1797 году императором Павлом I. Описан он в гербовнике так: «В щите, имеющем голубое поле, изображены крестообразно две серебряные сабли и стрела, остроконечиями обращенные к золотой подкове, которая шипами положена вверх, а по сторонам саблей находятся золотой полумесяц рогами в правую сторону и того ж металла шестиугольная звезда. Щит увенчан обыкновенным дворянским шлемом с дворянскою на нем короною. Намет на щите голубой и красный, подложенный серебром». 

Труды Тульской губернской ученой архивной комиссии. Книга I. Тула, 1915..jpg 
Труды Тульской губернской ученой архивной комиссии. 
Книга I. Тула, 1915.  

В Туле и губернии начала ХХ века В.С. Арсеньев был человеком известным своей общественной деятельностью, внесшим существенный вклад в изучение истории края, его исторических памятников и дворянских родов. Но обо всем по порядку. 

Василий Арсеньев был старшим ребенком в большой и дружной семье российского дипломата Сергея Васильевича Арсеньева (1854-1922). Он родился в Софии, где его отец в 1882-1883 годах состоял в дипломатической должности поверенного (руководителя дипломатического представительства) по делам Российской империи. Имя получил в честь деда, упомянутого выше В.С. Арсеньева, действительного тайного советника, который был не только крупным чиновником, но и духовным писателем и переводчиком, с 1850 года состоявшим в масонской ложе розенкрейцеров. 

Нравственную атмосферу в семье формировала супруга Сергея Васильевича – Екатерина Васильевна из рода Шеншиных, дочь камерюнкера, впоследствии статского советника В.В. Шеншина. Она провела вместе с мужем 35 лет за границей. Будучи прекрасно образованной, Екатерина Васильевна с детства обучала своих детей ведущим европейским языкам, прививала любовь к мировой литературной классике, приучала быть честными, скромными и открытыми, неприемлющими барство и ханжество в любых их проявлениях. 

У Василия Сергеевича было три сестры и три брата, из которых особую известность получил Николай Сергеевич Арсеньев (1888-1977) - самобытный религиозный мыслитель и историк, автор более 40 книг и множества статей по богословию, философии, истории религий, античности, средним векам, эпохе Возрождения и современности. Н.С. Арсеньев оставил интересные воспоминания, написанные в эмиграции в 1940-1970-х годах. В России они были впервые опубликованы в 2013 году. 

Василий Сергеевич был связан с Тульским краем крепче, чем другие представители семейства. Его родовое имение находилось в селе Красном Новосильского уезда. Василий Арсеньев получил прекрасное домашнее образование, в числе первых учеников окончил 5 московскую гимназию. Продолжил обучение сначала на основном отделении привилегированного учебного заведения для дворянских детей - Императорского лицея в память цесаревича Николая в Москве (Катковского лицея), которое окончил с золотой медалью, а затем на университетском отделении лицея, которое окончил в 1904 году. 

В стенах лицея, параллельно с изучением юридических наук, способный юноша активно увлекался генеалогией, и особенно изучением истории своих предков. В 1903 году в Туле начинающий исследователь опубликовал свой первый труд «Род дворян Арсеньевых. 1389-1901», плод своих пятилетних поисков. В книге приводятся сведения о 907 представителях и представительницах древнего рода и 185 женщинах, Арсеньевых в замужестве. Кроме архивных материалов в книге использовались мемуары, письма современников и другие источники. Параллельно с изучением своего рода, Арсеньев успешно работал над родословными дворян Воейковых, Шепелевых, Духовских, Горяиновых, Исуповых (Юсуповых), Павловых, имевших с Арсеньевыми общего предка. Наставником Арсеньева и его редактором при составлении родословных тульского дворянства был Михаил Тихонович Яблочков (1848-1906), директор народных училищ Тульской губернии и Тульской гимназии, генеалог и краевед. Яблочков был известен не только как составитель многотомного труда «Дворянское сословие Тульской губернии», но и как организатор Практической школы садоводства и огородничества в селе Липяги Ефремовского уезда. 

В книге Арсеньева имелись изображение и описание герба дворян Арсеньевых, поколенная роспись рода со всевозможными дополнениями к ней, список губерний, в которых Арсеньевы владели недвижимой собственностью. В приложении были представлены многочисленные документы Арсеньевых за 1694 - 1831 гг.: жалованные царские грамоты, царские указы, челобитные, отписки Арсеньевых, дарственные и мировые записки, купчие, наградные дела Арсеньевых, переписка князя А.Д. Меншикова с В.М. и Д.М. Арсеньевыми за 1702-1714 годы, переписка Г.Р. Державина с И. М. Арсеньевым за 1786 год, письма М.Ю. Лермонтова к бабушке Е.А. Арсеньевой за 1836-1840 годы, духовное завещание отца поэта, Ю.П. Лермонтова, датированное 1831 годом. 

По выходе из лицея Арсеньев выразил желание занять должность земского начальника в Тульской губернии, однако в ноябре 1904 года был определен чиновником особых поручений при владимирском губернаторе, а через некоторое время переведен советником юридического отделения Седлецкого (Царство Польское) губернского правления. 

И во Владимире, и в Седлеце Арсеньев в свободное от службы время продолжал активно заниматься генеалогией. По поручению седлецкого губернатора он составил список дворянских родов губернии, занимался ее историей и археологией. В 1904-1906 годах Арсеньев становится членом Владимирской ученой архивной комиссии и Историко-родословного общества в Москве. Позднее он был направлен на службу в Витебск, где встретил немало энтузиастов краеведения и архивного дела.  

В Туле Арсеньеву удалось обосноваться только в 1910 году. Здесь ему была предложена должность чиновника губернского по городским и земским делам присутствия. 

Тульский период жизни Арсеньева был сравнительно непродолжительным, но весьма плодотворным. Здесь он становится членом Тульской палаты древностей, местного отделения Общества защиты и сохранения памятников искусства и старины, общества любителей естествознания, Белевского научно-образовательного и художественного общества, принимает участие в работе губернского статистического комитета. Добиваясь максимальной точности и документальности в генеалогических описаниях, Василий Сергеевич вел оживленную переписку со всеми дворянскими семействами Арсеньевых, стремился установить дружеские контакты между представителями многочисленного рода, кровная связь внутри которого ослабевала с каждым поколением. Одним из результатов этой работы стала книга В.С. Арсеньева «Документы к родословной рода Арсеньевых (Из дел Тульского Дворянского депутатского собрания)», выпущенная в Туле в 1914 году. 

Арсеньев активно публикуется в столичных изданиях. В 1911 году журнал «Старые годы» помещает его статью, посвященную родине В.А. Жуковского – селу Мишенское Белевского уезда, в которой поднимаются важные вопросы бережного отношения к памятникам родной старины. В 1913 году в этом же журнале появляется публикация Арсеньева «Церковь села Подмоклово», рассказавшая о том, как в Алексинском уезде Тульской губернии крайне непрофессионально перестраивается (реставрируется) приходской храм Рождества Богородицы, возведенный еще в первой четверти XVIII столетия архитекторами Л. фон Фикиным и А. Шульцем. В статье содержались любопытные сведения о том, что в одном из сюжетов подновленной росписи храма изображен портрет М.Ю. Лермонтова в аду, вызывавший недоумение у посетителей. Впоследствии этот факт получил широкую огласку. Трактовали его по-разному, в том числе и как предупреждение дуэлянтам о том, куда попадет их душа, распростившись с земной жизнью. В числе прихожан храма было немало офицеров расквартированных в округе частей. Дуэли среди них, легализированные на рубеже XIX – ХХ веков, не были редкостью, о чем поведал в своей известной повести «Поединок» писатель А.И. Куприн. 

В 1915 году Арсеньев публикует в «Русском архиве» историческую справку «Из прошлого города Кременска», подаренного, согласно преданию, его предку Аслану-Мурзе-Челибею Дмитрием Донским. 

В Туле Арсеньев стремится объединить всех местных ревнителей старины и совместно с ними наконец-таки добиться учреждения губернской ученой архивной комиссии. Вопрос о создании таких комиссий по всем губерниям и областям Российской империи впервые был поставлен энтузиастами исторической науки еще в середине 1880-х годов. Роль этих комиссий виделась в том, чтобы поставить местное архивное дело под надлежащий государственный и общественный контроль, покончить с чиновничьим произволом в отношении ценных исторических документов, нередко погибавших по халатности должностных лиц, сохранить их для потомков. 

В те годы одним из энтузиастов создания губернской ученой архивной комиссии в Туле был родной дядя Василия Сергеевича, Юрий Васильевич Арсеньев (1853-1919), служивший чиновником особых поручений при Тульском губернаторе (впоследствии - профессор Московского археологического института, хранитель и первый директор Оружейной палаты в Московском кремле). Однако вопрос этот не был решен по причине отсутствия необходимых средств и помещений. 

Средства для организации Тульской губернской ученой архивной комиссии, хотя и незначительные, появились в начале 1910-х годов. 10 ноября 1913 года губернская ученая архивная комиссия была учреждена официально. В ее состав вошли представители местной интеллигенции Н.Е. Северный, П.И. Малицкий и А.Н. Троицкий и другие активисты. На следующий год председателем совета комиссии становится В.С. Арсеньев. 

При его активном участии предпринимается издание «Трудов» архивной комиссии, которые продолжили традиции закрытого к тому времени краеведческого сборника «Тульская старина». Первый и второй тома «Трудов» вышли в свет в 1915 году. На их страницах были опубликованы исследования по истории Тульского края, в том числе пролежавшая в архиве более полувека рукопись И.П. Сахарова «Достопамятности г. Тулы и его губернии», предания и легенды, связанные с городом Алексиным, собранные Г.В. Анофриевым, статья Н.Е. Северного «Мои занятия по историческому изучению Тульского края», а также различные исторические документы. Среди них родословные документы «К столетию со дня рождения М.Ю. Лермонтова» и «Документы к родословной рода Арсеньевых», собранные В.С. Арсеньевым, писцовые книги Алексинского уезда, росписи городов Тулы и Крапивны 7137 (1629) года. «Материалы для родословия древних поместных родов Тульского края: Родословные заметки» подготовил Леонид Михайлович Савёлов (1868-1947), один из крупнейших русских генеалогов и археографов первой половины ХХ века. С этим человеком у Арсеньева завязалась крепкая дружба, которая была продолжена и в годы вынужденной эмиграции. Мимо этих и других материалов, опубликованных в «Трудах Тульской губернской ученой архивной комиссии», и сегодня не может пройти ни один серьезный исследователь тульской старины. 

Комиссия занималась активным розыском архивных ценностей по всей губернии. Ее члены вели переписку по этим вопросам с местным дворянством и купечеством. В числе первых приобретений были архив помещика 3.М. Дурасова, документы тульских помещиков Иевлевых, А.П. Аникеева, фабриканта И.Т. Баташова. Тульский коллекционер М.Т. Салищев приобрел за собственные деньги архив помещика А.Д. Сонина и передал его в распоряжение комиссии. 

В 1914 году надворный советник В.С. Арсеньев был переведен из Тулы в Псков на должность вице-губернатора, но связи с Тульским краем не терял. 

Как и все Арсеньевы, Василий Сергеевич был отменным библиофилом, и многие годы жизни отдал книжному собирательству. Первоначально на книгах из его библиотеки ставился чернильный штемпель «В.С. Арсеньевъ». В начале 1910-х годов у Арсеньева появляется свой книжный знак, о котором мы рассказали в начале этого очерка. Кроме книжных редкостей в библиотеке Арсеньева хранились интересные ис-торические документы, автографы деятелей культуры, рукописные списки, в том числе список долгое время находившейся под запретом книги А.Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву».

Штампель В.С. Арсеньева.jpg
Штампель В.С. Арсеньева 

Примерно в то же время, когда я стал обладателем экслибриса В.С. Арсеньева, на одном из книжных развалов в Туле я приобрел несколько почтовых открыток с семейной перепиской Арсеньевых. Большинство из них никакой ценности не представляет, кроме, пожалуй, одной. Ее прислал Арсеньеву на тульский адрес один из его товарищей по работе в Витебской ученой архивной комиссии. Письмо рассказывает о кончине в январе 1911 года известного белорусского краеведа и коллекционера Вячеслава (Вацлава) Петровича Федоровича(1848-1911), последовавшей в Риге после операции на горло. Арсеньев был хорошо знаком с Федоровичем, который являлся одним из руководителей Витебской ученой архивной комиссии и видным деятелем белорусской культуры.

Открытое письмо В.С. Арсеньеву от неизвестного о кончине В.П. Федоровича.jpg Открытое письмо В.С. Арсеньеву от неизвестного о кончине В.П. Федоровича1.jpg 
Открытое письмо В.С. Арсеньеву от неизвестного о кончине В.П. Федоровича. 

Смена политического режима в стране в результате Февральской и Октябрьской революций 1917 года оборвала удачно начатую государственную карьеру Арсеньева. С этого времени, чтобы прокормить семью, он перебивается случайными заработками. Ведет юридическую практику в Орле и Туле, в 1920-1922 годах читает курс генеалогии и геральдики в Московском археологическом институте. В конце 1920-х начале 1930 годов работает в комиссиях по редактированию «Полного собрания сочинений Л.Н. Толстого» и «Старой Москвы», сборников «Звенья». 

С приходом к власти большевиков Арсеньев многократно арестовывался чекистами как бывший царский чиновник и «потенциальный» враг советской власти. Арестам подвергались и многие члены семьи Арсеньевых, в том числе родители, братья и сестры исследователя. Новая волна репрессий против интеллигенции была связана с разгромом в 1929-1931 годах краеведческого движения в СССР.  
В январе 1934 года после долгих мытарств В.С. Арсеньеву вместе с семьей удалось покинуть страну. Вдали от родины он оставался верен своему увлечению генеалогией, став одним из ведущих сотрудников историко-генеалогического журнала Л.М. Савелова «Новик». 

Умер Василий Сергеевич в Брюсселе в 1947 году. Похоронен на кладбище в Сен-Женевьев-де-Буа под Парижем.

Комментарии

Мы в соцсетях Вконтакте facebook Одноклассники
16 +
Создание сайтов реклама в Туле
Наверх