• Поиск по сайту

Печатная контрабанда


Любопытны каналы, по которым толстовские книги, изданные за рубежом, попадали в Россию. Писатель А. Чапыгин вспоминал, что однажды, будучи в Болгарии, приобрел там несколько запрещенных в России толстовских книг - «Евангелие», «Николай Палкин», «Работник Емельян и пустой барабан» и другие. Но как провести эти книги через российскую таможню? Думали, гадали и нашли простой и надежный способ. «Для книг, - вспоминал Чапыгин, - мне подшили под жилетом во всю спину карман, туда я и поместил все издания». 

Активную пропаганду толстовских произведений вело издательство «Обновление», выпускавшее свои книги на русском языке в Финляндии. Среди них «Церковь и государство», «Николай Палкин», «Две войны», «Не убий», «Письмо к либералам», «Об общественном движении в России», которые мне в свое время удалось приобрести. Часть книг была выпущена легально, во время цензурных послаблений, действовавших во всей империи. Когда цензурные запреты были восстановлены, издательство стало печатать бесцензурного Толстого и тайно переправлять тиражи в Россию.

Л.Н. Толстой. «Церковь и государство и Письма». Изд. «Обновление». Обложка.jpg
Л.Н. Толстой. 
«Церковь и государство и Письма». 
Изд. «Обновление». 
Обложка 

Л.Н. Толстой. «Не убий». Изд. «Обновление». Обложка..jpg
Л.Н. Толстой. 
«Не убий». 
Изд. «Обновление». 
Обложка. 

По свидетельству секретаря Толстого Валентина Федоровича Булгакова нелегальные издания писателя, печатавшиеся «Обновлением» в Финляндии, доставлялись в Россию тем же путем, что и заурядная контрабанда. Эту обязанность взял на себя один из руководителей издательства, молодой и энергичный Николай Евгеньевич Фельтен (1884-1940), увлекавшийся парусным спортом. Выезжая на яхте в море под видом прогулки, Фельтен в незаметном месте причаливал к финскому берегу и грузил на яхту заранее приготовленные тюки с книгами. Книги искусно прятались под палубой, после чего яхта возвращалась в русские воды. «Делать все это, - писал Булгаков, - надо было аккуратно и осмотрительно, потому, что катера пограничных властей следили за всеми подозрительными передвижениями по заливу даже самых мелких суденышек и, в случае необходимости, кидались за ними в погоню, останавливали и обыскивали». 

Однажды пограничный катер заподозрил в контрабанде и яхту Фельтена и пустился ее догонять. В тот момент яхта действительно была заполнена нелегальными изданиями и риск был очень велик. Море было неспокойным, дул сильный ветер. Фельтену пришлось проявить искусство спортсмена, чтобы уйти от преследования. 

В зимние месяцы нелегальные издания доставлялись в Россию по льду и по суше. И в этих случаях Фельтен нередко шел на хитрость. Чтобы отвлечь внимание пограничников от опасного груза Фельтен предлагал им сфотографироваться группой, на что те охотно соглашалась. Был и такой забавный случай. Однажды зимой Фельтен нагрузил нелегальными изданиями широкие, пестро разукрашенные финские сани, сверху наложил соломы, а на нее усадил кучу детишек. Несколько молодых людей, привязанных по финскому обычаю длинными веревками к саням, сопровождали сани на коньках. С песнями и веселыми криками эта якобы забавляющаяся компания пронеслась по льду Финского залива мимо пограничного поста, а затем, выложив груз в условленном месте на российской территории, вернулась обратно. 

В 1909 году смелый и удачливый Фельтен был все-таки арестован и приговорен к 6 месяцам заключения в крепости. Толстой по этому поводу очень переживал и написал ряд писем влиятельным лицам в Петербург с просьбой облегчить участь осужденного. «…Не могу не чувствовать желания быть на месте Фельтена и быть судимым и наказываемым вместо его, так как причина его осуждения один я», - писал Толстой председателю Петербургского окружного суда сенатору А.М. Кузминскому, мужу свояченицы. Однако сенатор Кузминский оказался глух к просьбе родственника, после чего Толстой прервал с ним всякие отношения. 

Еще один любопытный факт: после революции 1917 года Фельтен жил в Ленинграде, где редактировал журнал с экзотическим названием «Эпрон» и газету «Эпроновец». Эти печатные издания принадлежали организации ЭПРОН – Экспедиции подводных работ особого назначения, занимавшейся работами по поиску и подъему затонувших кораблей. 

В историческом архиве в Москве я нашел свидетельство о том, что Листки «Свободного Слова», издававшиеся В.Г. Чертковым в Англии, направлялись в Россию простыми письмами, по одному печатному листу в каждом письме. Адреса, по которым осуществлялась рассылка, обычно писались на французском языке: так письма доходили исправнее . 

В архивном деле, из которого почерпнуты эти сведения, содержится любопытный документ, также связанный с распространением чертковских изданий. Это «доверительное письмо» товарища (заместителя) министра финансов министру внутренних дел, датированное 27 ноября 1903 года. Повод для министерской переписки кажется сегодня смехотворным. Но тогда многим было не до смеха: 
«Ученик 7-го класса частного коммерческого училища В.Ф. Штюрмера в Петербурге Григорий Рябов принес в класс запрещенное лондонское издание Черткова «Листки «Свободного Слова». 
По донесении о том директора училища, г. управляющий Министерством финансов издал приказ уволить означенного ученика из помянутого училища. 
О сем имею честь уведомить Ваше высокопревосходительство с препровождением названного издания». 

Интересно, что когда бдительные стражи печатного слова как бы невзначай донимали Толстого вопросами о хождении его нелегальных изданий, каналах их распространения, писатель всячески от них открещивался, говорил, что ничего не знает где, кто и что печатает, как распространяет. Лукавил, конечно. Софья Андреевна тоже хитрила. На вопрос Александра III по аналогичному поводу быстро сочинила историю о каком-то молодом человеке, якобы укравшем из портфеля Толстого рукопись и переписавшем его дневник, а затем через два года начавшем их литографировать и распространять. 

Толстой был неплохим конспиратором. Он с молодых лет хорошо знал страну, в которой родился и жил, нравы ее правителей и их холопов. Нельзя не вспомнить такой любопытный эпизод. В 1861 году, во время поездки в Западную Европу, писатель присмотрел там для себя немало интересных книг по вопросам философии, педагогики, общественной мысли. Переправлять купленные книги непосредственно в Ясную Поляну он не решился: еще на границе империи многие из них могли быть конфискованы таможней как «крамольные». Поэтому выговорил у издателей и книготорговцев право пересылки выписанных им книг… из Нью-Йорка. При этом книги должны были прийти в Россию на имя министра народного просвещения Е.П. Ковалевского, хорошего знакомого Толстого, с которым писатель договорился предварительно. Отправкой книг из Парижа через транспортную контору «Надежда» занимался друг писателя, впоследствии известный философ и социолог Б.Н. Чичерин. По прибытии в Россию запломбированный ящик с книгами весом в 3 пуда 4 фунта таможня без проверки отправила в министерство Ковалевского. Оттуда книги благополучно перекочевали в Ясную Поляну.

Комментарии

Мы в соцсетях Вконтакте facebook Одноклассники
сетевое издание "Тульские бренды", учредитель ООО "Тульские новости", главный редактор Вострикова О.Г., ©2017
300026, г. Тула, 300041, г. Тула, пр. Ленина, д. 57, оф. 301
+7 (4872) 710-803
mazov@newstula.ru
16 +
Создание сайтов реклама в Туле
Наверх