• Поиск по сайту

Это интересно!

Ко ввозу в империю запрещено


Работая как-то в Государственном архиве Тульской области над фондами бывшей канцелярии местного губернатора, я, можно сказать совершенно случайно, натолкнулся на объемистую папку с перепиской царских чиновников, осуществлявшейся под грифом «Совершенно секретно». 

Начало переписке положило отношение начальника губернского жандармского управления тульскому губернатору с просьбой сообщить к какому разряду следует отнести ряд книг, конфискованных, по всей вероятности, при обыске у кого-то из туляков, чья политическая благонадежность вызывала у жандармерии сомнение. 

В списке, приложенном к документу, значились: книга Поля де Рузье «Профессиональные рабочие союзы в Англии» с предисловием П.Б. Струве, работа Вернера Зомбарта «Социализм и социальное движение в XIX столетии», популярный очерк профессора Бернского университета Н. Райхесберга «Рабочий вопрос в прошлом и настоящее время», брошюра К. Каутского «Противоречия классовых интересов в 1789 году». 

Последним в списке стоял сборник «Народных рассказов» Л.Н. Толстого, изданный в 1888 году в Праге Эдуардом Г. Валечка. 

Из последующей переписки жандармских чиновников с губернатором и дирекцией народных училищ Тульской губернии было ясно, что в Туле сведений о данных изданиях не имелось. Последовал запрос в Московский цензурный комитет. Присланное из Москвы сообщение было лаконичным: «Из поименованных в возвращенном при сем перечне печатных произведений, четыре первых дозволены как к перепечатыванию, так и к свободному обращению в России, пятое же («Народные рассказы» Л.Н. Толстого - Б.Т.) значится в числе изданий, безусловно запрещенных ко ввозу в империю». 

Издание это настолько меня заинтриговало, что я начал поиск его следов, который в конечном итоге привел меня в Государственный музей Л.Н. Толстого в Москве, где был обнаружен экземпляр пражского издания «Народных рассказов». В Праге, куда я обращался с письменным запросом, ни в фондах Славянской, ни в фондах Национальной и Университетской библиотек «Народные рассказы» Л.Н. Толстого, изданные в 1888 году Эдуардом Г. Валечка, обнаружить не удалось. Зато порадовало письмо известного чешского книговеда, директора Национальной библиотеки Иосифа Странделя, любезно сообщившего мне подробные сведения об издателе. 

Эдуард Г. Валечка (1841-1905 гг.), пользовавшийся иногда псевдонимом Мерклински, был талантливым представителем национальной чешской литературы второй половины XIX столетия, вел активную деятельность как издатель и книготорговец. Это был блестяще образованный человек. Он закончил гимназию в Клатовах, изучал педагогику в Чешских Будейсвицах, высшее образование получил в Праге и Инсбруке. Валечка многое сделал для развития культурных связей между Чехией и Россией. Он являлся автором ряда книг по истории и географии России, изданных в Чехии. В 1872 году составил и опубликовал один из первых чешско-русских разговорников - «Чех и Русский». Как издатель выпускал знаменитые «Поэтические беседы», редактором которых являлся выдающийся чешский писатель Ян Неруда. Занимаясь книжной торговлей, успешно распространял в Чехии русскую литературу. 

Имел ли Валечка непосредственную связь с Толстым, при каких конкретно обстоятельствах был осуществлен им выпуск «Народных рассказов» точно сказать затрудняюсь. Скорее всего, «Народные рассказы» попали в Прагу через книжного комиссионера, хорвата по национальности Крунослава Геруцу, получившего в 1887 году от Толстого право их распространения в славянских странах. Но как бы там ни было - с этого времени мое отношение к народным рассказам Толстого резко изменилось. Стало ясно, что далеко не все народные рассказы писателя были безобидными переделками житий святых и нравоучительными текстами к лубочным картинкам. Многие из них обличали самодержавно-бюрократические порядки, официальную церковь. 

Есть у Толстого, к примеру, «Сказка об Иване-дураке и его двух братьях: Семене-воине и Тарасе-Брюхане, и немой сестре Маланье, и о старом дьяволе, и о трех чертенятах», относящаяся к циклу народных рассказов. Написана она была в сентябре 1885 года и опубликована впервые в апреле 1886 года в 12-й части «Сочинений гр. Л.Н. Толстого». В феврале 1887 года «Сказка» вышла отдельным изданием в «Посреднике» и была арестована Московским цензурным комитетом. 

Сохранился отзыв о «Сказке» члена Комитета духовной цензуры при Святейшем Синоде архимандрита Тихона. «Сказка об Иване-дураке, - писал духовный цензор, - проводит, можно сказать, принципиально мысли о возможности быть царству без войн, без денег, (без науки), без купли и продажи, даже без царя, который, по крайней мере, ничем не должен отличаться от мужика - мысли о единственно полезном труде - мозольном. Здесь, в этой сказке, прямо осмеиваются современные условия жизни: политические (необходимость содержать войска), экономические (значение денег) и социальные (значение умственного труда)». 

В том же 1887 году издательство «Посредник» предпринимает попытку выпустить сборник народных рассказов Толстого. Для предварительного рассмотрения сборник направляют в Петербургский цензурный комитет. На состоявшемся 3 июня заседании комитета с докладом о сборнике выступил цензор Лебедев. Перспектива прослыть мракобесом цензора, видимо, не устраивала и, заявив о том, что предназначенное для чтения простым народом издание «может составлять своего рода Евангелие, несогласное во многом с учением православной церкви», Лебедев предложил «препроводить» толстовские рассказы «на усмотрение Комитета для духовной цензуры». 

Как и «Сказка об Иване-дураке», сборник вновь попадает в руки архимандрита Тихона. Заключение было кратким и для издания убийственным. Духовный блюститель нравственности и порядка констатировал, что народные рассказы Толстого «скорее вносят в душу читающего не назидание, а разрушение нравственного благоустройства». 

В целях более действенного пресечения возможности публикации нежелательных для властей сочинений писателя 20 августа 1887 года Главным управлением по делам печати был издан специальный циркуляр, согласно которому цензурным комитетам и отдельным цензорам предписывалось «не дозволять более печатания и выпуска в свет никаких рассказов графа Л. Толстого, как появившихся, так и могущих быть им вновь написанными», без окончательного решения Главного управления. 

А некоторое время спустя, в октябре 1887 года Главным управлением по делам печати был наложен запрет на отдельные издания 14 народных рассказов писателя, среди которых значились: «Бог правду видит, да не скоро скажет», «Чем люди живы», «Где любовь, там и Бог», «Три старца», «Много ли человеку земли нужно» и другие. 

«Журнал-копейка». Л.Н. Толстой, беседующий с крестьянами. С картины.jpg
«Журнал-копейка». 
Л.Н. Толстой, беседующий с крестьянами. 
С картины Н.П. Богданова-Бельского. 

В разное время по случаю мне удалось приобрести несколько книжек с публикацией народных рассказов Толстого, большинство из которых особой редкости не представляет. Но есть любопытные экземпляры. Среди них рассказ Толстого «Чем люди живы». Толстой начал писать этот рассказ в конце 1880 года и закончил его в 1881 году. В том же году рассказ был напечатан в 12 номере журнала «Детский отдых». Выпустить же рассказ отдельной книгой в «Посреднике» цензура запретила. Комментируя это произведение Толстого, член Комитета по делам духовной цензуры архимандрит Тихон писал: «В рассказе «Чем люди живы» является какой-то полупадший ангел, каких не знает христианское учение. Ангел этот, как рассказывается, в наказание за ослушание воли божьей, лишен был крыльев и упал на землю; упавшего ангела, издрогшего от холода и совсем нагого, поднял случайно проходивший сапожник, у которого ангел потом жил в работниках, научился тачать сапоги и, живя у этого доброго бедняка, узнал чем люди живы – они живы тем, что любят друг друга и делают друг другу добро. Все это не есть ли кощунственное искажение православного учения об ангелах?». 

Л.Н. Толстой. «Чем люди живы». Титульный лист..jpg
 Л.Н. Толстой. 
«Чем люди живы». 
Титульный лист. 

Исследователь жизни и творчества Толстого Александр Иванович Поповкин (1899-1962) в 1958 году в сборнике Тульского книжного издательства «Лев Толстой. Материалы и публикации» поместил статью о рассказе «Чем люди живы». В ней автор указывал, что отдельной книжкой этот рассказ «из-за цензурных препятствий» вышел лишь в 1885 году. К рассказу «Чем люди живы», сообщал Поповкин, художник Н.Н. Ге создал ряд иллюстраций, которые очень понравились Толстому и он добивался их издания, «но цензура всячески этому препятствовала». Только благодаря настойчивости Толстого иллюстрации были изданы отдельным альбомом в 1886 году. 

Сведения эти верны лишь отчасти. Дело в том, что первое отдельное издание рассказа Л.Н. Толстого «Чем люди живы» было выпущено не в 1885, а в 1882 году московским Обществом распространения полезных книг и значилось в его каталоге под № 332. Информацию об этом содержал каталог Толстовской выставки 1911года, где представлено было это издание. Об этом свидетельствует и найденный мною у букинистов экземпляр данного издания. В добавок ко всему издание, о котором идет речь, иллюстрированное! Ошибка Поповкина была исправлена Н.Н. Гусевым. В «Материалах к биографии Л.Н. Толстого с 1881 по 1885 год» (выпушены в 1970 г. издательством «Наука»), Гусев упоминает издание 1882 года. Но и сам делает при этом ошибку! Авторство трех помещенных в книге иллюстраций он приписывает некто И.В. Шервуду-Верному, человеку в истории России XIX века весьма одиозному (доносчик по делу декабристов), не имевшему никакого отношения к живописи, да к тому же скончавшемуся аж в 1867 году. В действительности же иллюстратором рассказа «Чем люди живы» в издании 1882 года был Владимир Осипович (Иосифович) Шервуд (1832-1897) - известный московский живописец, скульптор и архитектор. По проекту В.О. Шервуда в Москве был возведен Памятник-часовня «Гренадерам - героям Плевны», который и поныне украшает нашу столицу, памятник императору Александру II в Самаре. Вместе с инженером А.А. Семеновым (1841 — 1917) Шервуд являлся победителем конкурса на проектирование здания Российского историчес-кого музея. Наряду с пейзажами и портретами своих современников Шервуд писал картины на евангельские сюжеты и образы, занимался книжной иллюстрацией. 

Цензурная история первого отдельного издания рассказа «Чем люди живы» мне, к сожалению, не известна. Возможно, что издание это было выпущено нелегально или полулегально, к тому же небольшим тиражом. Возможно, что тираж был значительным и (книга предназначалась «для народа»), но конфискован полицией. Знаю лишь то, что в середине 1880-х годов под маркой Общества распространения полезных книг было осуществлено издание трактата Л.Н. Толстого «Так что же нам делать?», конфискованное полицией. По этому делу велось разбирательство, в ходе которого Общество по распространению полезных книг всячески отрицало свою причастность к изданию трактата, утверждая, что «типографии оно не имеет и книг не издает». 

Рассказ «Чем люди живы» среди толстовских произведений «для народа» особый. Он приводил в восторг не только рядовых читателей, но тонких ценителей литературы. Прочитав его, взыскательный критик В.В. Стасов «пришел в восхищение». «Уже один язык выработался у вас до такой степени простоты, правды и совершенства, - признавался он Толстому, - которую я находил еще только в лучших творениях Гоголя. А потом эти разговоры - sоlо, с самим собою, и сапожника, и его жены - какое это совершенство!». Известный советский писатель Л.М. Леонов называл народные рассказы Толстого «образцами жанрового лаконизма и простоты». 

Иллюстрации В.О. Шервуда к рассказу Л.Н. Толстого «Чем люди живы».3.jpgИллюстрации В.О. Шервуда к рассказу Л.Н. Толстого «Чем люди живы».2.jpgИллюстрации В.О. Шервуда к рассказу Л.Н. Толстого «Чем люди живы».1.jpg
Иллюстрации В.О. Шервуда 
к рассказу Л.Н. Толстого 
«Чем люди живы». 

Поскольку разговор коснулся иллюстраций к рассказу «Чем люди живы», будет справедливо указать, что возможно первым его иллюстратором был И.Е. Репин. Судя по репродукциям с его рисунков, в частности, по почтовой открытке, изданной Общиной Святой Евгении, хранящейся в моей толстовской коллекции, первые наброски художник сделал еще в 1879 году, когда Толстой лишь обдумывал свое произведение. Как и при каких обстоятельствах это произошло - нуждается в уточнении. 

И.Е. Репин. В избе сапожника. 1879 г. Почтовая открытка,.jpg
И.Е. Репин. 
В избе сапожника. 
1879 г. 
Почтовая открытка, 
изданная Общиной Св. Евгении. 
(Из коллекции автора). 

Известно, Толстой-моралист черпал близкие ему сюжеты из сказок и легенд русского народа, зарубежного фольклора. В основу рассказа «Чем люди живы» была положена старинная притча, пересказанная писателю олонецким сказителем, сапожником по ремеслу, Василием Петровичем Щеголенком (Шевелевым), побывавшим в Ясной Поляне летом 1879 года. Однако Толстой в корне переиначил повествование Щеголенка. Если сказитель утверждал, что человеку не дано знать, чем люди живы, что это божье провидение, то Толстой наоборот, утверждал о том, что это знать важно, что люди живы любовью к другим людям. Притчи олонецкого сказителя Толстой использовал также при создании таких произведений, как «Два старика», «Молитва», «Корней Васильев».

Комментарии

Мы в соцсетях Вконтакте facebook Одноклассники
16 +
Создание сайтов реклама в Туле
Наверх