• Поиск по сайту

14 июля. «Нас косили штурмовики, гнали танки, нас рвали минами, снарядами, мы бежали…»

В этот день в Тульской области не вышла ни одна газета. По понедельникам с начала июля теперь не выходил даже ежедневный до сих пор «Коммунар». Впрочем, в сводке Совинформбюро пока ничего особо интересного нет.


Все, как обычно. Немцы несут крупные потери, наши успешно контратакуют. Можете убедиться сами.

 

Утреннее сообщение 14 июля:

 

В течение ночи на 14 июля крупных боевых действий не велось и существенных изменений в положении войск на фронте не произошло.


Наша авиация в течение ночи продолжала действия по уничтожению авиации противника на его аэродромах, наносила удары по мотомехчастям противника и бомбардировала Яссы, Роман и Плоешти.

За 13 июля наша авиация уничтожила 94 самолёта противника, потеряв 12 своих самолётов.

 

Вечернее сообщение 14 июля:

 

В течение 14 июля продолжались бои на СЕВЕРО-ЗАПАДНОМ, ЗАПАДНОМ и ЮГО-ЗАПАДНОМ направлениях.

Наши войска противодействовали наступлению танковых и моторизованных частей противника и неоднократными контратаками наносили врагу тяжёлые потери.


На ЗАПАДНОМ направлении в результате действий наших войск и авиации уничтожено до 100 танков и много автомашин противника.


На ЮГО-ЗАПАДНОМ направлении наши войска разгромили крупную часть противника, численностью до 3.000 человек. Захвачено много орудий, пулемётов, автоматов и другого вооружения.


Наша авиация в ночь на 14 июля и днём атаковала авиацию противника на аэродромах и наносил мощные удары по его танковым и моторизованным войскам. Результаты воздушных боёв и действий нашей авиации уточняются.


Вечером 14 июля в Балтийском море были обнаружены германские транспорты с войсками и танками, охраняемые сильным отрядом эсминцев, сторожевых кораблей, торпедных катеров и истребительной авиации.


Краснознамённый Балтийский флот рядом последовательных ударов авиации, кораблей и береговой обороны нанёс противнику крупные потери: потоплены два эсминца, тринадцать транс центов и баржа с танками; кроме того, получили сильные повреждения и горят тринадцать транспортов 1 один эсминец.


С нашей стороны потерь в кораблях и самолётах нет.

 

Информацию из этих сводок Совинформбюро очень интересно сравнить с воспоминаниями писателя-ленинградца Даниила Гранина.


«Мой друг Вадим Пушкарев отправился на войну артиллеристом в июне 41-го. Он был в числе тех тысяч ленинградцев, которые пошли в армию, в ополчение и начали пропадать в первые же дни войны. Что значит "пропадать"? "Пропавшие" - это люди, которых постигла судьба, вершившаяся на моих глазах, когда мы отступали (а грубо говоря - драпали) от эстонских рубежей вглубь Ленинградской области, и когда весь Северо-Западный фронт начал отодвигаться с совершенно непредвиденной скоростью в направлении к Ленинграду.


Вадим пропал в боях, кажется, под Урицком. И с тех пор вошел в число без вести пропавших. Впоследствии многие попытки узнать о его судьбе были безуспешны. Я только знал, что его семье, как семьям всех без вести пропавших, не полагалось ничего - ни пенсий, ни льгот. Их лишали аттестатов так же, как семьи военнопленных. Эти вообще становились второсортными людьми. Один из наших вождей предлагал семьи военнопленных подвергать репрессиям. Между тем в плен попадали в 1941 году целые дивизии, более того - армии. В 41-м попали в плен и пропали без вести почти 2,5 миллиона человек. В первые 160 суток войны погибло более 2 миллионов 840 тысяч бойцов.


Нас косили штурмовики, гнали танки, нас рвали минами, снарядами, мы бежали, оставляя в окопах убитых и умирающих. Когда успевали, мы еще кое-как сваливали трупы во рвы, присыпали землей. Уже после войны я часто видел во сне, как хоронил Вадима, хоронил других своих друзей-однополчан - Мишу, Володю, скидывал их в общую траншею.


Тогда, при отступлении, не смог даже воткнуть в землю палку с дощечкой - "Вадим Пушкарев, 1919-1941". Не успел: мы тикали дальше и дальше - к Ленинграду.


Пропавшие без вести... Да и откуда прийти вести, если рядом почти никого не оставалось? А те, кто остался, на следующий день или через неделю уходили туда же - в безвестие. Молодым парням тогда оставалось жизни в среднем по неделе.


Уже после войны нас убеждали, что среди без вести пропавших могли быть перебежчики, уходившие к немцам. Сама возможность такого подозрения уже зачисляла исчезнувших в изменники и предполагала наказание задним числом, даже после войны. Их и наказывали - беспамятством и лишением послежизненных прав. Между тем только на нашем Северо-Западном фронте за шесть месяцев 1941 года попало в плен и пропало без вести 150 тысяч человек.


Плен по тогдашним советским понятиям становился позором: попал в плен - трус и изменник, по всем требованиям того времени ты должен был покончить с собой - только не плен. И никто не считался с тем, что миллионы солдат попадали в окружение не по своей вине. Осенью 41-го года окружением под Вязьмой "прославились" 37 дивизий, целые части и подразделения с вооружением, штабами и генералами, многочисленные танковые бригады, лишь половине из которых удалось вырваться из вражеского кольца. В брянском котле попали в плен и пропали без вести 190 тысяч бойцов. Эти цифры - свидетельство не трусости солдат, а просчетов командования. Солдат тут был ни при чем. В любой войне были и будут военнопленные...»






Комментарии

Мы в соцсетях Вконтакте facebook Одноклассники
сетевое издание "Тульские бренды", учредитель ООО "Тульские новости", главный редактор Вострикова О.Г., ©2017
300026, г. Тула, 300041, г. Тула, пр. Ленина, д. 57, оф. 301
+7 (4872) 710-803
mazov@newstula.ru
16 +
Создание сайтов реклама в Туле
Наверх