• Поиск по сайту

Это интересно!

Е.Ю. Платонова. "Картинки из жизни Тулы начала XX века, увиденные на страницах документов ГАТО, а также некоторые впечатления из детства 1960-70-х". Первая часть

Автор:
Ольга
Добавлено:
2017-01-28 19:01:42
Поделиться:

Конференция "Тула ушедшего века" 

Платонова Е.Ю., ведущий инженер-исследователь АО КБП 

КАРТИНКИ ИЗ ЖИЗНИ ТУЛЫ НАЧАЛА ХХ ВЕКА, 
УВИДЕННЫЕ НА СТРАНИЦАХ ДОКУМЕНТОВ ГАТО, 
а также некоторые впечатления из детства 1960-70-х 

Что можно сказать о жизни в Туле начала ХХ века? По крайней мере, она не была простой и легкой –это уж точно. Собственное жилье имели только очень немногие туляки, а в основном, его снимали внаем - кто какой вариант жилья мог себе позволить: дом, квартиру, комнату, угол или койку ... Состоятельные домовладельцы содержали большие доходные дома, соответствующие разному уровню достатка граждан, а собственники попроще также не прочь были иногда подзаработать на своем жилище – не редко также поселяли в своем доме жильцов или нахлебников (нахлебники – это жильцы, которым предоставлялось еще и питание) – использовали свою имеющуюся недвижимую собственность для заработка.

Карточка народной переписи 1916 года.jpg 
Карточка народной переписи 1916 года 


Режим работы для рабочих фабрик и заводов с точки зрения дня сегодняшнего был очень тяжелый – рабочий день, как правило, начинался с 6 часов утра, а заканчивался в 8 вечера, и это при одном выходном дне! (Правда, праздничных дней было значительно больше, чем сейчас!)

1.jpg

2.jpg  

Отсюда становится понятно, почему женщины тогда в большинстве своем были домохозяйками – при такой занятости мужей им ничего больше не оставалось делать, кроме как обеспечивать бытовую сторону жизни. (А, в случае потери кормильца, материальное положение семьи становилось просто трагическим – жены, как правило, не имели никакой специальности, и вопрос о способе выживания семьи оставался открытым…) 


Ландшафт Тулы достаточно серьезно изменился за прошедший век. Так, по данным «Росписи Тулы» за 1870 год следует, что в городском бюджете были предусмотрены средства по содержанию в городе 194 мостов! Мы можем представить себе сейчас такое количество мостов в Туле? 

И нет больше никакого оврага на улице Гоголевской, как и необходимости в проездном мосте через него. Нам теперь и представить даже сложно о чем шла речь в документе 1900 года: «Деле о проездном мосте через овраг в конце Верхне-Дворянской улицы» (ныне, улицы Гоголевской)... 

Нет также пруда в районе Толстовской заставы – и никто из проживающих в этом районе даже и не догадывается где он мог когда-то находиться… 

А городская санитарная исполнительная комиссия в 1900 г. отмечала, что расположенный на улице Рубцовской (нынешней Сойфера) «поганый навозный пруд» очень негативно влияет на санитарную обстановку в городе! Около этого пруда, куда жители близлежащих домов выливают свои нечистоты, царит непролазная грязь, а проезжающие рядом телеги на ободах колес разносят ее по округе. Отметив очень плохую санитарную обстановку в городе, комиссия также сообщала, что были даже зафиксированы случаи заражения сифилисом в парикмахерских!!! В связи со всеми этими негативными моментами санитарная комиссия постановляет для парикмахерских: 
- применять для обработки поверхностей дезинфицирующие растворы -5%-ю борную и 2%-ю карболовую кислоты; 
- мыть ежедневно щетки и гребешки зеленым мылом, - мыть ежедневно металлические предметы бензином; 
- иметь в заведении рукомойник, мыло, щетку для рук, полотенце; непременно мыть руки после каждого посетителя; 
- использовать в качестве одежды для работы парикмахера халаты белого цвета длиною от шеи до колен и с длинными рукавами. 

Где именно на Сойфера находился этот упомянутый поганый пруд представить сейчас достаточно сложно. Но вроде бы он действительно когда-то существовал в районе пересечения улиц Лейтейзена (Грязевской) и Сойфера (Рубцовской)…

3.jpg 

В Туле нередко вспыхивали опасные эпидемические болезни, которые непредсказуемо распространялись и представляли собой реальную угрозу для жизни каждого из жителей города. 

Так, в конце 1911 – начале 1912 года, на новогодние праздники (с 28 декабря по 4 января) из ночлежного дома им. Ваныкина в городскую Ваныкинскую больницу поступило 3-е больных возвратным тифом. «...предлагаю принять соответствующие меры к прекращению и нераспространению болезни…» - писал напуганный ситуацией губернатор. Очаг болезни в городе вроде бы оказался локализован – в Шеметовском, Трухинском и в других 4-х частных ночлежных домах случаев заболеваний тифом зарегистрировано больше не оказалось.

4.jpg 
Это великолепное основательное здание прекрасно сохранилось и до наших дней. 

Но 21-23 января в Ваныкинском ночлежном доме снова появились случаи заболеваний ночлежников тифом.

28 января врачи Ваныкинской больницы пишут в Городскую Управу: «Городу угрожает эпидемия сыпного тифа, необходимо открыть для больных Ветровский барак, пригласить сверхштатного врача, ухаживающего персонала иметь три смены – больные находятся в беспамятстве, требуют тщательного ухода… Установить в Ваныкинском ночлежном доме дезинфекционные камеры в целях, главным образом, уничтожения насекомых в платьях ночлежников. Ваныкинский ночлежный дом, рассчитан на 298 мест, размещенных на 3-х этажах. В настоящее (зимнее) время в нем ночуют 18…28 женщин, 270…296 мужчин - одни и те же, новых бывает не более десяти в день. Излишние спят на полу. У всех обычно масса насекомых… Нужны розвальни с соломой, одеяла, опилки…» 

11 февраля – «… в настоящее время заканчивается оборудование городских ночлежных домов дезинфекционными печами «Гелiосъ». Печь «Гелiосъ» №2 поставлена Городскою Управою на Хитровом рынке, где она пользуется успехом у местного населения, охотно обращающегося за выжиганием своего платья и белья от паразитов.»

5.jpg 

30 марта - «Очаговое заболевание сыпным тифом в доме Трускова по Серебрянской улице – с 18 по 30 марта в этом доме наблюдается 20 заболеваний. Всего населения в доме 107 человек, ютятся большими семьями в маленьких каморках.» Среди населения дома Трускова находились рабочие самоварных фабрик, и др. фабричных заведений города. Городская Управа просит фабрикантов освободить означенных рабочих (приводится список) от работ на две недели с сохранением содержания. 

Как же отреагировали господа работодатели на это обращение? Фабриканты - самоварщики А. и С. Баташевы не согласились. «Полагаю даже странным обращаться ко мне с подобными предложениями» - ответил примерно так Баташев. 

А Владимир Иванович Шемарин счел необходимым отпустить указанного в списке рабочего «с содержанием», и не только его одного, но еще и другого, которого в списках не было, но, как выяснилось, он также проживал в этом доме. (Вот такой он - человеческий фактор в действии…)  
Эпидемию тифа в городе на этот раз удалось побороть за полгода - к июлю 1912 г. заболевания тифом в Туле прекратились. 


Грамотность среди жителей города начала ХХ века была далеко не всеобщей. К примеру, на заседании Тульской Ремесленной Управы «Об утверждении приговора депутатов ремесленного общества о денежном сборе в пользу цеховой казны с мастеров ремесленных заведений по г. Туле и их подмастерьев» от 03.02.1901 г. добрая половина депутатов-ремесленников была неграмотна (они не смогли поставить свою подпись под документом) - «по безграмотности оных по их прошению потомственный Дворянин Н.Н.Завадский подписал в сем приговор…» 


Владельцы личных транспортных средств во все времена (как сейчас, так и тогда) были обязаны их регистрировать и платили в казну соответствующие налоги – в этом плане ничего не изменилось. 

В начале ХХ века основным личным транспортным средством населения были лошади. В списках городских конновладельцев указывался, обязательно, адрес проживания хозяина, количество имеющихся лошадей и, как правило, их назначение (какая лошадь - выездная, ломовая или рабочая); иногда указывалась еще и дополнительные сведения: например - жеребец вороной, мерин гнедой, кобыла рыжая, белая, крапчатая и т. п…. Сохранились также списки горожан с указанием суммы выплачиваемого транспортного налога. У большинства населения в хозяйстве лошадей не было вообще, или же была всего одна лошадь – для выезда или рабочая (для хозяйственных нужд); но встречались и отдельные крупные конновладельцы, в хозяйстве которых количество лошадей достигало полусотни! В городе также существовал ипподром и устраивались бега.

В юбилейной книге 1915 года, посвященной 300-летию рода Романовых и описывающей развитие российской промышленности за время их 300-летнего правления, упомянут и один из наиболее состоятельных тульских жителей - Константин Игнатьевич Платонов, потомственный почетный гражданин Тулы, известный купец-рыбопромышленник. 

6.jpg
Константин Игнатьевич Платонов

Но интересно, что упомянут он был совсем не в связи с его основным занятием - рыбным бизнесом, а как особо выдающийся коннозаводчик - вице-председатель Тульского общества поощрения коннозаводства, владелец образцового конного завода, призовых конюшен в Туле(!) и Москве…

Сохранившиеся фото ипподрома в Туле.jpg 
Сохранившиеся фото ипподрома в Туле 

С конца XIX века в городе появился еще один вид личных транспортных средств – велосипеды: в 1890 г. был зарегистрирован первый кружок тульских велосипедистов. Изначально это был элитный способ передвижения, который могли себе позволить только очень состоятельные люди - сыновья купцов и дворян, но к 1901 году среди велосипедистов начинают появляться и представители других сословий: преподаватели, медики, канцелярские служащие, ремесленники. На фото показан Александр Павлович Каменев - тульский «гонщик», высокий сутуловатый парень из «цеховых» (он был парикмахером по профессии), взявший в 1900 году в Москве на чемпионате России третий приз в гонке на 7,5 версты! А проживал А.Каменев с семьей тогда в 1904 году на ул. Киевской в доме Ливенцева (согласно журнала регистрации велосипедистов ) – это угловой дом на пересечении проспекта Ленина и Советской (где пиццерия), и, видимо, в том же здании располагалась в те годы и его парикмахерская …

вело.jpg 
Александр Павлович и Ольга Ивановна Каменевы

На фото супругов Каменевых Александра Павловича и Ольги Ивановны видно, что наградные велосипедные значки Александра являются предметом его гордости - вывешенные на цепочке, они украшают даже его выходной парадный костюм! 

Следует заметить, что на рубеже веков существовали серьезные ограничения по вступлению в ряды велосипедистов. Так, по «Уставу общества велосипедистов» 1896 года, его членами не могли стать женщины, несовершеннолетние, нижние воинские чины, юнкера, судимые. Финансовые средства на свою деятельность общество получало за счет: 
1) взносов его членов; 
2) пожертвований; 
3) проводимых обществом мероприятий: публичных чтений, спектаклей, праздников, музыкальных и танцевальных вечеров. 
С билетов, продаваемых велосипедным обществом на свои мероприятия, в казну города отчислялся 10%-й налог. Целью организованного общества провозглашалось: «Сближение людей велосипедной езды, усовершенствование в ней и распространение велосипеда, как удобного, полезного, приятного и практичного способа передвижения». Примечания, дополняющие основной текст «Устава общества велосипедистов» очень любопытны:
Снимок1.JPG 

В первые десятилетия ХХ века езда на велосипеде оставалась все еще элитным занятием, которое мог себе позволить далеко не каждый, но круг тульских велосипедистов значительно расширился – число их измерялось уже сотнями; появились и определенные правила, регламентирующие езду на велосипеде по улицам города. 

В 1917 году были зарегистрированы в качестве велосипедистов и дети рыбопромышленника Константина Игнатьевича Платонова – Владимир, Александр и Константин, и 40-летняя жена фабриканта-самоварщика Дмитрия Ивановича Шемарина Анфиса Ивановна с 17-летним сыном Игорем, и разнообразные представители рабочих, ремесленников, учащейся молодежи и интеллигенции города. В 1918 году среди прочих велосипедных средств населения зарегистрированы также 6 велосипедов, принадлежащих Тульскому Советскому Полку, и один мотоцикл, принадлежащий Штабу Красной Гвардии (причем, было отмечено, что мотоцикл был зарегистрирован «безплатно» - «по предъявлению ярлыка»), а вот машин представителей купеческой элиты в этом списке уже не встретилось… 

Наличие в городе велотрека с конца XIX века и большая популярность велосипедных гонок среди населения явились причинами появления уже в советский период целой плеяды выдающихся тульских спортсменов-велосипедистов мирового уровня. 


Цены на основные продукты питания в дореволюционной России, оказывается, регулировались городскими властями. 

В 1908 году городской управой принималось решение об утверждении цен на мясо в Туле с учетом следующей ситуации в городе: населением высказывалось недовольно отсутствием снижения цен на мясо в лавках, в то время, как «на оптовых рынках цены на мясной скот упали до 2/3 от прежней стоимости». Для разборки с таким парадоксальным положением дел на рынке городской управой была создана специальная комиссия. После проведенного расследования (общения с крупными мясоторговцами) комиссия пришла к заключению (общий смысл этого заключения воспроизводится «своими словами»): «Да, действительно, оптовые цены на мясной скот понижаются, но аналогичной динамики цен на рынке труда совсем нет – зарплата подсобных работников не падает, а неизменно растет! Поэтому хозяева мясных лавок, дабы не остаться без работников, принуждены держать цену на мясо на прежнем уровне, что является единственно возможным для них в создавшемся положении!» 

(Можно отметить, что очень похожая ситуация наблюдается и в наши дни, но уже с динамикой цен в нефтегазовой отрасли – так, что - ничего не меняется в нашем мире!)

Комиссия предложила установить следующую таксу (рекомендуемую цену) на мясо:

Снимок2.JPG 

(Рекомендуемые расценки полагалось развесить в виде афиш-вывесок на стенах всех крупных мясных лавок города) Затем, к 3 декабря такса на мясо городской управой была скорректирована - дополнительно снижена: 

Снимок3.JPG

В том же документе приводится рекомендуемая такса на ржаной хлеб: 
решетный кислый из чистой муки, без примесей – 5,5 коп/кг; 
кисло-сладкий заварной с добавлением овсяной муки, без примесей – 6,5 коп/кг 

Из документа «О запрете надувания мясных туш» того же 1908 года узнаем, что, оказывается, торговцы, чтобы повысить привлекательность продаваемых туш животных применяли хитрость - через трубочку поддували их воздухом! Внутрь туши при этом вдувании попадали бактерии, поэтому действие это было крайне опасным и абсолютно недопустимым по санитарным соображениям! Губернский ветеринарный инспектор Н.Я.Вицинский 10.12.1908г. провел по этому вопросу заседание представительной комиссии (в состав ее входили члены городской управы, и, в частности, Д.И. Шемарин). В результате заседания был принят протокол о том, что «надувание подкожной клетчатки у убитых для продовольственной цели животных, для какой бы цели оно не производилось, воспрещается» и были изложены правила браковки мясных туш. (А тушу поддутого телка, принадлежащего г-ну Г.Ф. Владимирову, находящеюся здесь же, на городской скотобойне, было решено показательно уничтожить без выдачи вознаграждения владельцу.)

Следует заметить, что современные торговцы также используют подобный хитрый прием – только они поддувают теперь тушки животных уже не воздухом, а разными жидкостями – при этом не только внешний вид продукции улучшается, но и ее вес увеличивается! (21 век на дворе, как-никак, и новые прогрессивные технологии!) Причем, применяется теперь этот прием абсолютно безнаказанно! 


В жизни города случались и праздники – так со страниц «Дела по устройству елки для городских школ в 1911 г.» удалось посмотреть на предновогоднюю суету в городе и представить себе какими были детские Рождественские развлечения в Туле начала прошлого века. 

Первым, документом, в этом деле оказалось письмо в городскую Управу от Александра и Платона Михайловичей Белолипецких, написанное на их фирменной красивой бумаге 30.11.1911г. 

7.jpg

Братья предлагали поставить на Рождественские праздники подарки детям: «По наведенным нами справкам Тульская Городская Управа, по примеру прежних лет, устраивает елку для учеников Городских начальных школ, на каковую делается закупка подарков. Желая взять на себя поставку таковых, предлагаем Тульской Гордской Управе означенные подарки по цене 20 коп. за пакет, заключающий в себе 8 сортов сладостей…». (По-видимому их предложение Управою принято не было – в заключительной калькуляции затрат на праздник их товаров не значится.) 

Потом приведены подсчеты общего числа учащихся в городских начальных школах (всего детей оказалось 2723 человека!). 

Следом шло кричаще-умоляющее письмо Сергею Федоровичу Занфтлебену (члену городской Управы, по-видимому, ответственному за проведение этого праздничного мероприятия) от некоего Артиста*, с неразборчивой подписью, призывающее к выбору именно своей кандидатуры для организации детской развлекательной программы на праздники: 
«Многоуважаемый Сергей Федорович! …Обращаюсь к Вам с душевной просьбой - Дайте подзаработать! Вы дадите этим кусок хлеба моим детям… Дети мои будут господа молить за Вас…Мы будем избавлены от горя! Программа будет выполнена интересно для детей... Остаемся в надежде на Ваше доброе чувство!» 
_______________
*Из дальнейших документов становится понятно, что этот Артист является фокусником. 

Далее идет распределение на дни праздников 25-29 декабря комнат в помещении Тульской Городской Думы под раздевалки для детей: оценочный отдел, кредитное общество, электрический отдел, гос. налог, арендный отдел… (В наше время конечно сложно представить, что такие серьезные городские структуры легко отдали свои рабочие комнаты под раздевалки для детей…) 

Далее, идет перечень школ с указанием заведующих, попечителей и числа учащихся в них детей: 
№15 - Заведующая Соколова АВ.- попечитель В.Н. Салищев – 130 чел. 
№1 - Заведующая Вознесенская А.Г.- попечитель М.С. Верещагина – 158 чел. 
№6 - Заведующая Наумова Л.А.- попечитель В.И. Шемарин – 130 чел. 
№10 - Заведующая Кудрявцева Е.И.- попечитель В.И. Шемарин – 145 чел. 
№18 - Заведующая Сперанская М.Д.- попечитель А.И. Шемарин – 122 чел. 
………. и т. д. 

Далее обсуждается вопрос об ассигновании 600 руб. самой Городской Управой на проведение детского праздника. Предполагалось, что примерно такую же сумму на это мероприятие заплатят спонсоры – попечители городских школ. 

Далее идет записка-просьба дать бесплатно елку из Малиновой засеки размером в 16 аршин (это примерно 11,5 м). 

Далее, текст приглашения на праздники (для г. г. попечителей?) 

8.jpg 

Далее следует резюме, что с учетом пожертвований господ попечителей, расход городской управы на праздник выразится не более, чем в сумму 600 руб.

Далее, приведены тексты писем попечителям с просьбой о внесении благотворительного взноса для проведения праздника с указанием минимально - необходимой величины взноса – примерно 35 рублей на школу. (Адресаты писем: Бузовкин В.А., Новикова Н.И., Пузакова Ю.П., Грызлова А.Н., Шемарины В.И. и А.И., Салищев В.Н., Векшина Е.Н., Смирнова А.П., Балашова А.И., Митрохин И.Ф., Верещагина М.С., Названов И.К., Тейле Э.Р., Муравлев С.С., Капырзин И.П.) 

Далее, следует переписка с командиром 11 пехотного Псковского имени генерала-фельдмаршала Кутузова-Смоленского полка на счет выделения оркестра для праздника. Командир пишет: «…Музыку на 27, 29 декабря я отпущу с удовольствием, 25 отпустить не могу, так как музыкантская команда в этот день празднует свой годовой праздник, за невозможностью сделать этого 6 декабря. В этот день будет устроена елка для музыкантских воспитанников вверенного мне полка…» 

Далее следует письмо заведующему работным домом: 
«Городская Управа предлагает Вам Милостивый Государь выслать на 25 декабря к 8 час вечера, к зданию Городской Думы, двух лошадей с развальными санями для развозки детей по домам.
Член городской управы 
Сергей Занфтлебен»

9.jpg 
Вид здания Гор. Думы тогда и сейчас 

Далее приведена калькуляция средств на устройство городской елки:

Снимок4.JPG
*Полное название: Торговый дом И.Ф.Митрохин, В.В.Леонтьев старший и Кº 

Из содержания калькуляции видно, что кроме «оркестра музыки» и представления фокусника в развлекательную программу для детей также входила демонстрация фильмов; было организовано общее чаепитие – с тортами, конфетами, фруктами и булками; девочки, очевидно, получили в подарок платки, а все дети получили в подарок праздничные наборы конфет - из Торгового дома И. Митрохина и Кº. После окончания вечера двое извозчиков на развальных санях развезли по домам больных детей (каким образом добирались до своих домов остальные дети – об этом документ умалчивает). 

Дополнительная информация

К данному проекту пользователи не добавляли еще информации.

Комментарии

На карте


Мы в соцсетях Вконтакте facebook Одноклассники
16 +
Создание сайтов реклама в Туле
Наверх