• Поиск по сайту

Это интересно!

Бутовский А.Ю., Бобков А.А. "Россия, Украина и Крым. Причины и особенности т.н. Украино-Крымской войны 1918г." Третья часть

Автор:
Ольга
Добавлено:
2016-10-28 11:14:27
Поделиться:

Первая часть

Вторая часть

26 мая (8 июня) в Перекоп прибыла Украинская военная комендатура. «Председателю уездной земской управы было заявлено, что Перекоп и находящаяся к северу от него часть уезда на протяжении 5 тысяч десятин земли, принадлежащих городу, входят в Украину»[i]. В качестве гарнизона в Перекопе к концу месяца был расквартирован 3-й конный дивизион Корпуса Украинской морской пехоты[ii].Совсем недалеко, в Николаеве и Александровске была сосредоточена одна из немногих боеспособных украинских частей - Запорожский корпус, недавно выведенный из Крыма[iii]. Кроме гражданских властей в трёх северных уездах Таврической губернии создавалась военная инфраструктура, подчиненная, как и прежде штабу Одесского военного округа. Местные воинские начальники, отвечающие за набор новобранцев, регистрацию и призыв офицеров и чиновников, были подчинены Одесской местной бригаде. Наконец в августе 1918 года была сформирована Таврическая залога Украинской армии, начальником которой 23 августа был утверждён генерал-майор Васильев Михаил Николаевич, одновременно назначенный Таврическим губернским комендантом[iv]. Звучит довольно любопытно, явно говоря о том, что «Крым является неотъемлемой, но временно отторгнутой частью Украины». «(..) немцы постоянно и намеренно путали карты при переговорах Украины с Крымом, чтобы и здесь, как-нибудь невзначай, не было достигнуто какого-нибудь соглашения. Divide et impera было их лозунгом. А русские Украины и Крыма, серьезно вообразив себя двумя государствами, вели таможенную войну между собой, будто кому-то было полезно, чтобы в Крыму гнили продукты, когда в Киеве на них стояли безумные цены. Позорная страница!»[v].

Столь затянувшийся процесс политического "оформления" Крыма, в который ввязались все его активные слои, вызывал раздражение оккупационных властей и угрозы передать Крым Украине, уже воинствующей и не скрывающей своих стремлений не только к самостийности, но и к украинизации, рассылающей свои приказания и циркуляры школам и учреждениям" (Налбандов В.С.). После переворота Скоропадского П.П., в последних числах апреля, казавшегося оккупантам более подходящей для их планов фигурой, чем члены фрондирующей социалистической Рады, притязания Киева на Крым резко усиливаются. Это порождает обоснованное беспокойство в Крыму, в том числе и среди крымских татар. Шуро (Совет) представителей мусульманских общественных организаций по освобождению Крыма (среди многих подписавших находим имена члена Курултая Чапчакчи Х. и командира 1-го Мусульманского корпуса генерал-лейтенанта Сулькевича М. А.) подчеркнул в своем заявлении, "что во имя священного права каждого народа России на самоопределение мы перед лицом всех народов протестуем против распространения власти Народной Украинской Республики (которая уже успела смениться гетманством. - Авт.) на территорию Крымской Республики, хотя бы в отдельных ее частях". Это заявление было вызвано апрельскими приказами за №1, 2 и 3 "вступившего в должность" командующего флотом атамана Мисникова, согласно которым, на всем флоте должны были быть подняты украинские флаги, как и на севастопольской крепости, а "всякое вооруженное против Народной Украинской Республики, ее власти и имущества выступление отдельных лиц и организаций" именовалось "разбойничьим". Но вот не стало ни УНР, ни флота, а проблемы не только сохранились, но обострились еще более, наложив отпечаток на короткую историю первого Краевого правительства.

Немцы разрубили «гордиев узел», решив опереться на третью силу - «Шуро (Совет) представителей мусульманских общественных организаций по освобождению Крыма»,  включивший в свой состав командира 1-го Мусульманского корпуса генерал-лейтенанта Сулькевича, который предполагал создать местную администрацию, опираясь на командный состав и кадры корпуса, тем более что 2-я «мусульманизированная» бригада 13-й пехотной дивизии в мирное время квартировала в Крыму.

6 (19) июня 1918г. вышло объявление о принятии Сулькевичем, с согласия гер­манского командования, управления краем, о формировании правительства и обещание созвать краевой парламент. Прежде всего, Сулькевич вступил в переговоры о вхождении в правительство с "широкими обще­ственными элементами": князем Горчаковым, графом Татищевым, сенатором Чарыковым, Крымом С., Келлером В., Налбандовым В., Раппом Т. и другими. И если с Курултаем и губернским немецким комитетом все вопросы были согласованы без каких-либо осложнений, то партия кадетов в лице Крыма С. и Келлера В. отказалась войти в формируемый кабинет. Для этого у нее имелись серьезные основания: растущее недовольство в широких слоях населения германс­кой оккупацией, сепаратистской политикой Курултая, игнорированием интересов земств и дум.

В Декларации (12/25 июня) Совет Министров Крымского краевого правительства был объявлен в составе семи человек: Сулькевич М. (премьер-министр, министр внут­ренних, военных и морских дел), князь Горчаков С. (заступающий министра внут­ренних дел, товарищ министра), Рапп Т. (министр земледелия, краевых имуществ и снабжений), Сейдамет Д. (министр иностранных дел), граф Татищев В. (министр финансов, промышленности, торговли и труда и временный управляющий министерством юстиции), Налбандов В. (краевой контролер и краевой секретарь и вре­менно управляющий министерством исповеданий и народного просвещения), Фриман Л. (министр путей сообщения, общественных работ, почты и телеграфа). Позднее были введены еще три человека: Соковнин П. (министр народного просвещения), контр-адмирал Бурлей С. (товарищ военного министра по морским делам), Ахматович Б. (министр юстиции) [vi].

Уже в своём первом обращении к населению Крыма, от 12 (25) июня 1918 г. Краевое правительство прямо заявило, что «...находит необходимым для ограждения внутреннего порядка и внешних границ постепенное создание сухопутного войска и морских сил на условиях, которые будут выработаны особо. Для несения службы береговой охраны Прави­тельство надеется получить часть военных судов русского флота, захваченных германскими войсками в Севастополе» [vii].

В процессе конструирования Краевого правительства, сразу по заявлению М. Сулькевича о принятии власти, украинцы начали активное давление на крымские власти. 7-8 (20-21) июня в Перекоп прибыла Украинская военная комендатура. «Председателю уездной земской управы было заявлено, что Перекоп и находящаяся к северу от него часть уезда на протяжении 5 тысяч десятин земли, принадлежащих городу, входят в Украину». Пытавшиеся оказать сопротивление милиционеры и дружинники самообороны Перекопской городской управы в результате нескольких перестрелок были выдавлены из города и отошли на Армянск[viii]. Перекоп был занят 3-й конный дивизион Корпуса Украинской морской пехоты стадии формирования (до 80 спешенных кавалеристов)[ix].

10 июня Сулькевич поручил штабс-капитану барону Шмидту фон дер Лауницу отправиться в Киев в качестве атташе вместе с полномочным представителем крымского правительства при правительстве Украинской Державы В.И. Коленским. Эта миссия, несмотря на благожелательную реакцию некоторых киевских министров, оказалась абсолютно безрезультатной[x].

12 июня украинское правительство вручило германскому послу ноту о необходимости присоединения Крыма к Украине. Одновременно была полностью прервана почтово-телеграфная и железнодорожная связь Украины и с Крымом. Украинские власти начали таможенную блокаду полуострова, одновременно продолжая провокации на границе.

В эти же дни, началось экстренно формирование Крымским краевым правительством отдельного Крымского пограничного дивизиона, в рамках министерства финансов. Командование возложено на кадрового пограничника 24-й Крымской бригады ОКПС штабс-ротмистра Н.А. Арнольди[xi]. Дивизион комплектовался как старыми пограничниками, так и офицерами, в основном в качестве рядовых, набираемыми через «Симферопольское общество труда и взаимопомощи офицеров»[xii]. Благодаря работе пограничников и экстренно созданных таможенных контор, Украинским силовикам было продемонстрировано что крымчане способны оказывать энергичное сопротивление игнорируя оккупационные войска.

7(20)07.1918г. произведен Военмином Крымского краевого правительства Н.А. Арнольди за отличия произведен в Подполковники со старшинством со 2(15) июля и утвержден в занимаемой должности[xiii].

Крымское правительство подало жалобу «Эйхгорну (командующий немецкими войсками на Украине) и последний в резкой форме приказал украинскому правительству очистить Перекоп»» 20 августа 1918 г. в соответствии с телеграммой начальника перекопского участка Соболевского «Перекоп очищен украинцами. Городская управа.., ждет подтверждения своего роспуска правительством».

Перекопский конфликт побудил Сулькевича начать разработку пакета специальных документов по урегулированию пограничных споров и установлению границы. Такой пакет был подготовлен к 9 июля 1918 г. Он предназначался для использования на будущих переговорах с Украиной ]7; л. 1—5]. В нем, в частности, предусматривался механизм территориального разграничения между двумя образованиями в районе Чон-гара и Арабатской стрелки, причем один из вариантов предусматривал «обмен» п-ва Чонгар, входившего в территорию Украинской державы на северную часть Арабатской стрелки, остававшейся крымской. (Правительство Сулькевича было заинтересовано в эксплуатации соляных промыслов Чонгара, в то же время система водоснабжения г. Геническа оставалась на крымской стороне).

Этому «обмену» однако не суждено было осуществиться, причем не только из-за того, что переговоры по территориальным вопросам между Украиной и Крымом не состоялись, но и потому, что в конце июля северная часть Арабатской стрелки была аннексирована.

Согласно рапорту помощника начальника 4 участка Феодосийской уездной полиции «Украинской Державой выставлен пост пограничной стражи в составе 7 человек в деревне Валки по Арабатской стрелке Крымской Державы на расстоянии 40 верст до г. Геническа и 70 до деревни Арабат Владиславовской волости... таким образом Украинская Держава отняла от Крымской краевой Державы 40 верст Арабатской стрелки с населенными пунктами (перечисляются) и четы­рьмя озерами соляных промыслов». Этой акции предшествовал своеобразный «ре­ферендум» — сбор подписей населения, преследо­вавший цель узаконить аннексию. Имел место также случай вмешательства чиновника погра­ничной «варты» в Джанкое

В то же время жесткая таможенная и информационная блокада Крыма набрала обороты, сопровождаясь не только экономическим давлением, но и разведывательной и информационной войной, на которую Украина тратила серьёзные деньги, финансируя «украинские»  клубы в Симферополе и Ялте, правда дальше вышиванок и печатанья крайне провокационных листовок дело не пошло. Местные «украинские интеллигенты» в основном интересовались выделяемыми им огромными окладами, чем серьёзной работой.

Бывший в сентябре 1918г. в Киеве, по делам Таврической земской управы, князь В.А. Оболенский имел беседу с министром внутренних дел Украины Кистяковским И.А., ранее известным московским адвокатом. «Он сразу начал упрекать меня в том, что Крымское правительство не желает капитулировать перед гетманом: «Я знаю, это вы там с вашим третьим элементом его поддерживаете. Перейдите на нашу сторону и поддержите нас. Мы снабдим вас средства­ми для Украинской пропаганды и спасем ваши земские учреждения от гибели». (...) Кистяковский, очевидно, счел необходимым поддержать престиж украинской госу­дарственности и с тем же небрежно — развязным тоном заметил, что я напрасно смотрю на украинское государство как временное образование. Пропадает ли Россия или нет — ему не известно, но он вполне уверен, что Украина будет существовать как самостоятель­ное государство: «А Крым будет присоединен и Украине, — закончил он свою речь, — если вы не сдадитесь миром, то мы вас завоюем. Если же вы и тогда будете все против нас, то мы вас повесим»[xiv].

Что это блеф на гране фола, бездумные заявления, или откровенный идиотизм. Кстати через несколько месяцев, этот борец за независимость, будет умолять русские офицерские дружины выступить на защиту Киева от повстанческих войск Симона Петлюры, дабы спасти своё министерское кресло.

На минуту забыв о германской оккупации и о большевистских дивизиях стоящих на границах Украины, ждущих только приказа чтобы начать «освободительный поход» на Юг, можно себе представить это «завоевание».

 

Германскому командованию явно надоело наблюдать как два временных образования на оккупированной территории России играют в войну. Поэтому (9)22 сентября кабинет министров Краевого правительства получил уведомление «о желательности немедленного выезда делегации в Киев для улаживания отношений. С украинцами немцы уже предварительно договорились, выступая как естественный посредник.

Экстренно была сформирована делегация. В её состав вошли министры юстиции Ахматович А.М., народного просвещения Чарыков Н.В. путей сообщений генерал-майор Фриман Л.Л., снабжений Домброво Л.Л. и сенатор Никифоров Д.И.. Делегации были даны чёткие инструкции: соединение Крыма с Украиной возможно только на правах равноправной федерации, на угрозы и на другие методы принуждения к подписанию невыгодного договора не поддаваться[xv].

13 (26) сентября крымская делегация[xvi] прибыла в Киев. Украинская сторона требовала присоединения к Украине Крымского края и натолкнулась на резкое сопротивление. Немцы всячески успокаивали обе стороны, уговаривая их договориться. Но крымская делегация твердо стояла на своём… Германию отделяло немногим более трёх недель от полного краха.

Делегация Украины 27 сентября (10 октября) прервала переговоры. Последняя встреча представителей состоялась 29 сентября (12 октября), затем был заключен ряд частных соглашений. Положительный эффект имел сам факт дипломатического контакта. Крымская делегация зафиксировала, что она «считает необходимым обратить внимание на то обстоятельство, что при переговорах ее с делегацией Украинского Правительства с полной определенностью выяснилось... Украина отнюдь не рассматривает Крым как свою принадлежность, а, напротив, считается с фактически существующим положением, в силу которого Крым является отдельным, независимым от Украины самостоятельным краем»[xvii].

Таким образом таможенная блокада, получившая в ряде источников название «Украинско-Крымской войны» была де-факто завершена. Дальнейший разгром и капитуляция Германии и  последующий распад «Украинской державы» вообще снял дальнейшие вопросы о путях решения этого конфликта решенного больше внешними обстоятельствами. 

22 октября (4 ноября) генерал-лейтенант М. Сулькевич телеграфным сообщением в Екатеринодар оповестил командующего Добровольческой армии А.И. Деникина о деградации германских контингентов и своем согласии размещения в Крыму «русских национальных» гарнизонов. 


[i] Мальгин А.В. Внешняя политика Крымского Краевого правительства генерала Сулькевича.// Крымский музей, Симферополь, 1994 -№1 - с. 56-66 -с. 60-61; Приказ по Морскому министерству Украинской Державы № 332/21 от 31. 8. 1918

[ii] Приказ по Морскому министерству Украинской Державы № 332/21 от 31. 8. 1918г

[iii] Крип’якевич І. Гнатевіич. Б, Стефанів З., та інш. Історія Українського війська ( від княжіх часів до 20-х років XX ст.) видання 4-те. Львів: Світ , 1992 - с. 418

[iv] Коляничук О., Литвин М., Науменко К. Генералітет Українських визвольних змагань . Біограми генералів та адміралів війскових форміцій першої половини ХХ століття. Львів 1995 -с. 128

[v] Могилянский Н. Трагедия Украины (Из пережитого в Киеве в 1918г.) // 1918 год на Украине/ Составление, научная редакция, предисловие и комментарии и д.и.н. Волкова С.В. – М.. 2001 -с. 70

[vi]Линёв К.К., Шарапа В.Ф. Крымское Краевое правительство С. Сулькевича  //Материалы по Археологии, Истории и Этнографии Крыма. Симферополь 1990.-с.228-230; Данные о правительствах Крыма периода гражданской войны собранные и подготовлены к печати А. Г. и В. Г. Зарубиными //Известия Крымского республиканского краеведческого музея Симферополь , 1995г. №11 –с.12-15;

[vii] Сергиенко Л. Пунктир времени // Известия Крымского Республиканского краеведческого музея. 1995. №11. С. 6.

[viii] Мальгин А.В. Внешняя политика Крымского Краевого правительства генерала Сулькевича.// Крымский музей, Симферополь, 1994 -№1 - с. 56-66 -с. 60-61; Приказ по Морскому министерству Украинской Державы № 332/21 от 31. 8. 1918

[ix] Приказ по Морскому министерству Украинской Державы № 332/21 от 31. 8. 1918г

[x] Зарубин А.Г. Зарубин В.Г. Без победителей. Из истории гражданской войны в Крыму. Симферополь,: Таврия 1997  - с. 108

[xi] ГААРК, ф. Р - 999 оп.1 д. 135 –л 1;

[xii] Альмендингер В. Симферопольский Офицерский полк. 1918-1920 гг. Лос-Анджелес , 1962 - с.1

[xiii] ГААРК, ф. Р - 999 оп.1 д. 135 –л 1

[xiv] Оболенский В.А. Крым в 1917-1920 годы// Крымский Архив. Симферополь, 1996 №2 -с. 17

[xv] Мальгин А.В. Внешняя политика Крымского Краевого правительства генерала Сулькевича.// Крымский музей, Симферополь, 1994 -№1 - с. 62

[xvi] В нее вошли: А. М. Ахматович, председатель, Н. В. Чарыков, Л. Л. Фриман, В. Л. Домброво, позднее — Д. И. Никифоров; а также представители Курултая (Ю. Б. Везиров, А. Озенбашлы) и центрального органа Союза крымских немцев (Т. Г. Рапп, А. Я. Нефф).

[xvii] Зарубин А. Г., Зарубин В. Г. Крымское краевое правительство М. А. Сулькевича и его политика – с.142-143

Дополнительная информация

К данному проекту пользователи не добавляли еще информации.

Комментарии

На карте


Мы в соцсетях Вконтакте facebook Одноклассники
16 +
Создание сайтов реклама в Туле
Наверх