• Поиск по сайту

Это интересно!

Бутовский А.Ю., Бобков А.А. "Россия, Украина и Крым. Причины и особенности т.н. Украино-Крымской войны 1918г." Вторая часть

Автор:
Ольга
Добавлено:
2016-10-28 11:01:20
Поделиться:


Начало статьи


При этом украинские историки, в ряде публикаций, намеренно отодвигают день взятия немцами Александровска на 3 апреля (16 апреля), пытаясь создать иллюзию, что Сечевые стрельцы и Запорожцы Болбочана взяли Александровск на 2 дня раньше, прихода немцев. Этот сдвиг в два дня наблюдается на протяжении всей «Крымской компании» Болбочана, навязывая мысль, об «освобождении Крыма от большевиков» украинскими подразделениями. Очень благотворно на легенду об «украинских частях», освободивших Украину от большевиков, влияет то, что в советских источниках красные отряды постоянно «встречаются» с «петлюровскими» и «украинскими» подразделениями, путая их с «рутенами» - украинскими солдатами Австро-венгерской армии. Мы неоднократно еще вернёмся к этому вопросу. Многие украинские исследователи и мемуаристы вообще не упоминают действия германских соединений. Читая их труды, создаётся впечатления, что три тысячи «украинцев» разгромили все красные войска и освободили Украину, а немцы… да были где-то рядом, куда-то двигались, но куда и сколько их было не ясно[i]. Другие пошли ещё дальше. Подсчитывают число бумажных «украинизированных» дивизий, и на этой основе делается вывод: германские войска вообще не были нужны, а от большевиков могли освободить Крым и сами войска УНР[ii]. Резонно, почему же не освободили?

Под станцией Акимовка феодосийские отряды под командованием Федько И.Ф. и местная красная гвардия под командованием Кочергина понесли серьёзное поражение, потеряв много людей и свой «блиндированный» поезд, вооруженный площадкой с бомбомётами[iii].

Разгром был полный. Но, несмотря на это, несколько раненых феодосийских красногвардейцев (Демо Михаил, Назаренков Григорий, Куцев Анатолий) были в начале апреля доставлены в Феодосийский местный лазарет[iv].   Захватив в Акимовке запас провианта, конфет, шоколада, феодосийский отряд (то, что от него осталось) отступил на Ново-Алексеевку, а затем свернул в Геническ. Здесь он застал какие-то враждебные части и, с трудом вывезя состав, отступил к станции Сальково и за Чонгар, присоединяя к своим поредевшим подразделениям разрозненные отряды Красной Гвардии[v].

 

***

 

5(18) апреля германские подразделения вышли к Перекопу, а украинские части Болбочана взяли Ново-Алексеевку, последнюю станцию перед Сивашским мостом и вышли к переправам.

Как ни странно, описаний непосредственно боёв за Крымские перешейки и в самом Крыму (5(18)-16(29) апреля) опубликовано крайне мало. Это относится как к мемуарам, так и к историческим работам. Некоторые мемуаристы, находившиеся непосредственно на фронте, странным образом перескакивают в своих воспоминаниях с середины апреля прямо к 1 мая[vi]. Другие, в основном бойцы украинских формирований, наступавших на Крым вместе с немцами, называют такие даты и места боёв, что возникают сомнения в том, что они в данных боях участвовали.

Перекопский перешеек (Ор-Богази, Хад-Богази, Цухала) - самый широкий перешеек, соединяющий Крым с Северной Таврией. Есть такая традиция – его считают неприступным. Хотя, все серьёзно организованные попытки  взять его штурмом, заканчивались вполне удачно. Под перекопскими укреплениями понимаются три «моста» в Крым: Перекоп, Чонгар, Арабат. Считается, что впервые ров, как и многие подобные укрепления Крыма, был вырыт «Таврами». Но комплекс укреплений, остатки которых существуют до сих пор, созданы турками.

Ширина вала у основания около 20м, высота 8м, длина 8км. Перед валом с крымской стороны - ров шириной 20 и глубиной 10м, наполнявшийся, как полагают, некогда морской водой, и греческим историкам известный под нарицательным именем Тафрос (Тафгрос), то есть Перекоп. Впоследствии нарицательное имя перешло в собственное: под таким названием здесь длительное время существовал укрепленный город.

Получив известие, что германцы со стороны Александровска и Берислава выдвигаются к Крыму, Областным штабом была организована Комиссия по обороне Крыма в составе: Богданова, Пожарова и Басенко, которым поставили задачу: обследовать положение работ по укреплению Перекопского и Сивашского участков и представить проект плана укреплений и плана обороны Крыма. Оперативных функций комиссия не имела. Она произвела осмотр Перекопского перешейка и пришла к заключению о необходимости образования двух оборонительных фронтов. Один фронт на Перекопе — Чонгаре и другой, запасный фронт или оборонительная линия, по долине реки Кача — для защиты Севастополя на случай спешной эвакуации.

Комиссия начала вести в Севастополе разработку плана обороны совместно со Штабом и пригласила для работы специалистов: полковника Сташевского[vii], штабс-капитана Иванова-Дивова и капитана Преклонского (последний работал ранее во 2-ом Черноморском отряде с Мокроусовым). Кроме того, для специальной военной работы приглашен был и Федько И.Ф.[viii].

Первоначально предполагалось привлечь к возведению укреплений на перешейке буржуазию, «процентная мобилизация» которой началась в городах Крыма еще в начале марта (н.с.). Перед самим городом Перекоп в марте - апреле 1918 были вырыты траншеи полного профиля и чуть впереди позиции на высотах 7,1 стрелковые ячейки. Также на самом валу, абсолютно безграмотно, была вырыта траншея – на самом гребне вала[ix].

Общая картина укреплений представлялась в следующем виде: 1-я Перекопская линия обороны была протяженностью 8,5 километров. Вторая, Озерная—Карт-Казацкая—протяженностью 5,5 километров.

Перекопская линия, включающая и город, и перешеек, была защищена окопами современного типа и проволочными заграждениями. Карт-Казацкая линия, упиравшаяся флангами в озера, имела лишь недостроенные инженерные окопы.[x].

Руководящий аппарат Вооруженных сил Республики Таврида на перешейках имел следующий вид: общее руководство лежало на Военно-морском комиссариате; его тогдашний состав: Гавен, Пожаров, Басенко, Шерстнев и Ермолин. При ВМК для оперативного руководства морскими и сухопутными силами Рев. штаб (начальник Богданов, комиссар Сапронов). База—Севастополь.

В Джанкое поместился полевой штаб или штаб обороны Крыма, которому был подчинен весь фронт, начиная от Херсона и кончая Геническом. Начальник штаба обороны — капитан Преклонский, комиссар штаба - моряк Братусь.

Перекопским участком фронта командовал Кассесимов (коммунист); Сивашским участком—Федько; начальник штаба - Михалько (коммунист); Штаб обороны (полевой штаб), комендант Севастопольской крепости и все части крымского гарнизона были подчинены непосредственно Революционному штабу. Распоряжения штабу Черноморского флота отдавались непосредственно Военно-морским комиссариатом по соглашению с Центрофлотом. Необходимо отметить, что хотя флот формально был подчинен Военно-морскому комиссариату, он часто не подчинялся распоряжениям последнего, оправдываясь тем, что они не соответствуют директивам Наркомвоенмора в связи с Брестским миром (обязательство соблюдения нейтралитета флота). За снабжение отрядов, обороняющих Перекоп, отвечал член ВРК Таракташской волости Джанкойского (ранее Перекопского) уезда Чигидинов Н.Е.[xi]

Какое же охранение на Чонгаре и Перекопе имел Крым? За Чонгаром расположился феодосийский отряд, именуемый в дальнейшем 1-м Черноморским полком. В распоряжении его имелся бронепоезд, должный служить разведывательным целям, и конная часть. Задача феодосийского Черноморского полка состояла в том, чтобы не пропустить противника через Чонгарский мост и Сиваш.

На левом фланге располагался конный Черноморский полк (отряд) Матузенко; лошади находились под прикрытием вала, а бойцы на валу. Вместе с ним находились красногвардейцы евпаторийского отряда. Оба эти отряда накануне слились и находились под общим командованием Матузенко. Рядом, правее, находились 2 батареи артиллеристов и пулеметчики, у переезда же через вал — две роты китайцев. Численность Красных войск на Перекопе традиционно занижается. Историки Ремпель Л.И., Надинский, Гарчев и др. называют цифры 3500 и 5000. Утверждая, что это численность войск не только на Перекопе, но и во всём (включая боевые дружины профсоюзов). Только численность отряда Федько называется в 3500 , да плюс те, что на Перекопе, - это уже 7.000. Мне кажется, что наиболее близкие цифры 12000 бойцов даёт Чичеров Г.Е.  в своём отчёте НКВД от 25 мая 1918г[xii].

 

Вооруженные силы Советской республики Таврида

на Перекопских и Чонгарских позициях

5(18)- 9(22) апреля 1918 г[xiii].

 

Перекопский участок, команд. Кассесимов Н.Ф.

 

  • «конный полк» (от 150 до 500 бойцов, 4 орудия 6-ти дюймовых и 3(7) пул.), ком. Матузенко
  • «конный отряд», ком. Гончаров
  • Евпаторийский отряд К.Г. , 500 бойцов, ком. Находкин А.И.
  • Отряд К.Г. с. Азамат (ныне Васильевка) Андреевской вол. Феодосийского уезда, Сф. 3(16).03., с 15(28).03 выдвинут на Перекоп.
  • Симферопольский партизанский отряд, ком. Лопатин
  • 1-й Севастопольский партизанский отряд, на Перекопе с 11 по 21 апреля, отступил в Феодосию.
  • 1-й Днепровский партизанский революционный отряд (до 900 бойцов), ком. Матвеев И.А.
  • Отряд К.Г. г. Карасубазар, 250 бойцов, Карнаухов К.Ф., нач. штаба: Коваленко Г.Х. Командиры рот: Стаценко К., Пешехонцев
  • «1-я» китайская рота, 120 бойцов
  • «2-я» китайская рота,
  • 1-я революционная батарея, 4 орудия;
  • Авиационный отряд;
  • Отряды К.Г. Симферопольского и Перекопского уездов.

Кроме того, источники упоминают ряд подразделений, нахождение которых на Перекопе или не доказано документально, или сомнительно: например, два батальона неизвестно происхождения и численности сформированные областным штабом[xiv].

Состав войск Сивашского (Чонгарского) участка, (команд. Федько И.Ф.) , до оставления им позиций достоверно установить невозможно. Они представляли собой остатки 1-го и 3-го Феодосийских отрядов, кавалерийского отряда Аккерманской К.Г., остатки Николаевских, Херсонских и др. отрядов Красной Гвардии. Иногда к ним добавляют Карасубазарский отряд, но он достоверно находился на Перекопском участке. Есть упоминания о роте китайцев и нескольких группах румынских, венгерских и германских «интернационалистов». Отдельными подразделениями командовали: матросы Живодеров и Грудачев П., Кочергин, Скляров И.. Исследователи исчисляют численность отрядов Федько И.Ф. от 2000 до 4000 бойцов[xv]. Традиционно считается, что из этих войск был сформирован на Чонгаре 1-й Черноморский революционный полк, но вероятнее всего это произошло несколько позднее – или ок. 11(24.).04, в районе ст. Сейтлер – Колай, или уже в Ейске на Кубани в мае. Последнее кажется наиболее вероятным, т.к. продолжают в документах упоминаться 1-й, 2-й и 3-й Черноморские Феодосийские отряды (полки).

Сам Федько И.Ф., воспоминания которого изредка цитирует Смирнов, писал о Перекопских позициях: «Я помню, будучи на должности командира Черноморского полка, выехал на Перекоп для того, чтобы там ознакомиться с фронтовой обстановкой. Заехал я к тов. Преклонскому, который тогда командовал перекопским фронтом. Здесь в штабе мне удалось выяснить следующее. Тов. Преклонский, несмотря на целый ряд попыток со своей стороны, никак не мог установить связь с частями, занимающими фронт на Перекопском валу... Вернувшись из штаба Преклонского, я отправился на Сиваш и здесь Черноморский полк установил фронт. Нужно сказать, что фронт был занят достаточно прочно. Настроение красноармейцев было боевое»[xvi]. Т.е. еще до начала боя командующий обоими участками – Перекопским и Сивашским потерял управление своими войсками на фронте.

По первоначальному плану Областного штаба главные силы на Перекопе должен был представить собой отряд Мокроусова. В начале Херсонской операции предполагалось направить его под Херсон, но по распоряжению командующего 1-й армией Егорова П. В. отряд был переброшен на ст. Долинцево. Не переставая отбиваться на Украине от наседавших немцев, отряд Мокроусова вел бой то под Никополем, то под Александровском, и когда наступавшими немцами вход в Крым был отрезан, отряд оказался в Бердянске вне связи как с советским командованием на Украине, так и с Областным штабом в Крыму, возлагавшим большие надежды по обороне Крыма на отряд Мокроусова.

Председатель СНК Республики Таврида  Слуцкий так характеризовал войска сосредоточенные у перешейков: «Армии содержать мы не в состоянии, надвигается денежный крах. Броситься в войну мы не сможем, так как армия превратилась в банду мародеров. Мелитополь и Акимовка взяты не германцами, а восставшими против анархистов крестьянами, так как анархисты реквизировали и порезали у них скот. Там восстание угнетенного против угнетателя. В Перекопе лошади уводятся на убой из-под плуга, насилуются девушки. Севастополь ничего не должен делать сепаратно, а все вместе с нами»[xvii].

5(18) апреля на рассвете германские части подошли к Перекопу[xviii]. Цепи 182-го пехотного полка 217-й пехотной дивизии были остановлены пулеметным огнём и оттянуты назад. Вместо них вал атаковали спешенные ударные группы Баварской кавалерийской дивизии. Они вышли прямо к валу, под прикрытием бронеавтомобилей, и открыли пулеметный огонь по валу, обратив в паническое бегство красногвардейские части, которые спешно отступили на Армянск. К 6 вечера германцы заняли Перекоп. Героически держали себя, как сообщает Богданов, 2 китайские роты, отведённые к Армянску распоряжением Лопатина ещё утром, стреляя до последнего патрона. Несмотря на это 6 (19) апреля Германские войска взяли Армянск к 9 часам утра. [xix].

В Армянске, равно как и в Джанкое, хаос и паника обнаружились задолго до падения Перекопа. Еще раньше, когда на Чонгар отступил феодосийский отряд, на территорию Крыма хлынули многочисленные воинские части. Станция Джанкой буквально была переполнена эшелонами. Многие отряды попали сюда совершенно случайно, точно так же, как Мокроусов застрял в Бердянске, а феодосийский отряд едва не увяз в Геническе. В Джанкое же застрял командующий 1-й Украинской армией тов. Егоров П.В. вместе со своим штабом, но без армии. Командир феодосийского отряда получил известие, что Егоров «бесчинствует» в Джанкое, и послал туда под командой Живодерова роту феодосийского отряда (переименованного в 1-й Черноморский полк). Рота обезоружила штаб Егорова и захватила имевшиеся при штабе армии ценности. Не обошлось, конечно, и без столкновения, так как железнодорожная бригада выступила в защиту  Егорова, в результате оказалось по одному убитому с каждой стороны[xx]. В тыл с фронта поползли слухи, что отряд «живодёров» по приказу Федько И.Ф., расстрелял весь штаб 1-й Революционной армии.

Дальнейшее отступление красных частей происходило по трем направлениям: Матузенко отступал на Симферополь, причем отступление его отряда носило характер, способствовавший распространению паники: вразброд, по проселочным дорогам, загоняя лошадей, в полном смысле слова его бойцы бежали, минуя Симферополь, вплоть до ст. Альмы (Гавен утверждает, что, вплоть до Севастополя.). Евпаторийский отряд свернул направо, т.е. по направлению к Евпатории, тоже проселочными дорогами.

Фронт фактически перестал существовать, во всяком случае, по линии Симферополь—Евпатория. В относительном порядке и планомерно отступал лишь ряд отдельных отрядов[xxi].

6 (19) апреля немцы заняли Джанкой[xxii].

Через два дня после того, как рухнул Перекопский фронт, к Чонгарскому (Сивашскому) мосту вышли авангарды Крымской группы войск УНР полковника Болбочана и вошли в соприкосновение с разведывательными отрядами группы Федько И.Ф. 18-20 апреля, три дня, передовые группы обеих сторон обменивались редкими выстрелами.

Как утверждает официальная «Історія Українського війська». «Днём 21 апреля отряды крымской группы заняли Ново-Алексеевку, последнюю стацию перед Сивашским мостом и вышли к переправам. 1-я сотня 2-го Запорожского пешего полка сотника Зелинського, на моторных дрезинах, «молнией переехала ночью заминированный мост и за ней продвинулись два броневика. Большевики, не ожидая атаки, не смогли удержать переправы. Броневики выехали на линию вражеских окопов, пушечным и пулеметным огнем сеяли среди большевиков панику. Сот. Зелинський, со своей сотней, бросился к окопам врага и принудил его оставить позиции. Весь 2-й Запорожский полк, который перешел уже мост, заняв вражеские окопы. Полк. Болбочан, не ожидая подхода остальных сил, дал приказ преследовать врага на крымской территории. Днём 22 апреля 2-й полк занял ст. Джанкой»[xxiii]. Ряд украинских «полководцев» и историков утверждает, что Джанкой взяли с боем, «освободили» (у немцев отбили?). Этот «факт» включен во все Украинские источники, включая такой солидный, как «Енциклопедія Українознавства». Исследователь истории Гражданской войны на Украине Тинченко Я. обнаружил данные, украинские эшелоны ворвались на Чонгар «под видом бежавшего с фронта красного эшелона»[xxiv].

И от реальной даты прибытия передовых подразделений «украинцев» в Джанкой 22 апреля, отвертеться некуда, её слишком часто повторяют[xxv].

С занятием немцами Джанкоя Федько отвел свои войска с Чонгара 6(19) апреля[xxvi], возможно, оставив там разведывательные группы… Резонный вопрос: с кем тогда вел бой сотник Зелинский?

Мало того, Грудачев П., с группой бойцов взорвал пути севернее Сальково[xxvii].

Генерал УНР Александр Удовиченко сообщает в своём труде[xxviii], что «24 квітня український відділ після короткого бою зайняв Сімферополь, населення якого оваційно вітало українців». Если врать так красиво и складно, так чтобы самому было приятно. А то, что получается: германцы ещё 9 (22) апреля без боя вошли в Симферополь, что подтверждают и советские, и германские исследователи[xxix].

Присвоить лавры «Завойовника Криму» полковнику Болбочана, мертворождённая затея. Во-первых, он отставал от германских войск на два дня. Во-вторых,  единственным описанным боевым столкновением, в котором приняли участие «запорожцы» было форсирование Сивашского моста. Больше ни одного описания боя участники похода и историки не обнаружили. Кроме разве каких-то смутных упоминаний о «разведывательных» группах, которые дошли до Судака, Евпатории и т.д. Скупые упоминания о взятии с боем «украинцами» Мелитополя, Джанкоя и Симферополя выглядят вообще как параноидальный бред. С кем они там бой вели – со своими союзниками немцами?

С выходом германцев к Перекопу Крым вспыхнул антикоммунистическим восстанием с самым широким спектром участников от рабочих дружин профсоюзов и боевиков клерикальной «Бютюн Крым Муслюманлары шурасы» до членов РСДРП, татарских социалистов и «Константиновского Ордена Святого Георгия».

В результате к 28 апреля был полностью захвачен германцами Восточный Крым, а 21 апреля (1 мая) 1918 г. в Севастополь вошли передовые отряды 53-го пехотного полка Вестфальского ландвера, под командованием, полковника Меллентина[xxx]. Здесь их встретили ... «военным парадом», которым командовал член Военной коллегии войск Республики Таврида и комендант Крепости Севастополь полковник Карпов[xxxi].

Мы уже отмечали тот факт, что после занятия Киева германскими войсками среди военных и политических лидеров так называемой Украинской народной республики, возникли некоторые иллюзии о реальности: присоединить к Украине Крым и Кубань.

После ареста германцами 15(28) апреля 1918г. Правительства УНР в Киеве, а затем выборами-назначением Гетмана Павла Скоропадского эти иллюзии не прошли…

Для оправдания предполагаемого присоединения Крыма к Украинской державе было придумано несколько поводов. Для начала заявлялось, что Крым был присоединён к Российской Империи не только усилиями русских, но и украинцев, но это не самое главное, оказывается, заявляли представители украинского правительства, режим Сулькевича прорусский монархический, и это «усилило желание значительной части населения Крыма присоединиться к Украине», особенно татар, которые «больше тяготеют к украинцам»[xxxii].

Германское командование, явно демонстрировало, как СНК России, так и Украинцам, что оккупация Крыма является вынужденным мероприятием, вызванным военными обстоятельствами и на время до окончания  войны и дальнейшая его судьба должна решаться исключительно по результатам мирного  договора. Это чётко было задекларировано в Германо-Совертской дипломатической переписке[xxxiii].

Конструирование местных органов власти в оккупирован Крыму в мае-июне 1918г., на основе органов самоуправления, существовавших до октября 1917г.  вызвало резкое противодействие со стороны Украинской державы, руководство, которой усиленно делало вид, что Крым уже является её территорией. Указами  Гетмана, назначается Таврический губернальный староста, которым стал старый земский деятель Десницкий А.В. – официальный представитель при штабе 52-го германского оперативного командования в Симферополе, а так же уездные старосты полуостровных уездов, прибывшие в его распоряжение с материка[xxxiv].

Третья часть

Дополнительная информация

К данному проекту пользователи не добавляли еще информации.

Комментарии

На карте


Мы в соцсетях Вконтакте facebook Одноклассники
16 +
Создание сайтов реклама в Туле
Наверх