• Поиск по сайту

Это интересно!

Федор фон Гилленшмидт

Автор:
Makeeva
Добавлено:
2012-10-09 15:56:25
Поделиться:
Федор фон Гилленшмидт – основатель Тульского патронного завода, первого частного оборонного предприятия в России. 

Федор Григорьевич фон Гилленшмидт, потомок старинного шведского дворянского рода, появился на свет 13 сентября 1828 года в далекой Лифляндии. Как и большинство его предков по мужской линии, он стал военным: в 1849 году закончил учебу в Финляндском кадетском корпусе и верно служил России в различных артиллерийских полках. Заметим, что и его сын Яков (21.10.1870 – 04.1918) тоже служил в конной артиллерии, стал генерал-лейтенантом Русской армии, был награжден множеством орденов и медалей, в том числе Георгиевским крестом и золотым оружием (1906), и погиб во время гражданской войны в бою с красноармейцами в апреле 1918 года под Краснодаром. 

В 1860 году Федор Григорьевич вышел в отставку в чине поручика и поселился в Вологодской губернии, где в имении своей жены в деревне Плоское Грязовецкого уезда организовал «образцовое хозяйство». Гилленшмидт внедрял здесь диковинное тогда для Вологодчины травосеяние и многопольную систему запашки, что позволило увеличить поголовье скота (половина коров была элитной брейтенбургской породы) и развивать молочное хозяйство. 

В 1863 году он открыл первый в уезде сыроваренный завод, который выпускал ежегодно по 950 пудов швейцарского сыра на 7 тысяч 600 рублей и 55 пудов масла. 29 сентября 1872 года Гилленшмидт организовал в своем поместье даже уездную выставку «произведений заводской и сельскохозяйственной промышленности», а через два года стал первым уездным инспектором сельского хозяйства и промышленности.

В последний раз в вологодских архивах Гилленшмидт упоминается в 1875 году: в своем имении он открыл школу скотников на 10 учеников, на подготовку каждого из них Министерство государственных имуществ выделяло тогда по 120 рублей. 

Но сельский быт лишь отчасти занимал отставного офицера. Он активно сотрудничал с земством, избирался почетным мировым судьей уезда, пользовался уважением среди членов Вологодского окружного суда и присяжных поверенных. Один из них – основатель частного драматического театра в Москве Ф. А. Корш – в бытность начинающим адвокатом только благодаря поддержке Гилленшмидта получил место присяжного поверенного в окружном суде. 

В 1875 году вместе с семьей Федор Григорьевич перебирается в Москву, где занимается активной предпринимательской деятельностью и знакомится с капитаном артиллерии Николаем Григорьевичем Дмитриевым – Байцуровым, начальником мастерской на Тульском оружейном заводе. Считается, что именно Байцуров, решив уйти с казенного завода, предложил Гилленшмидту построить в Туле частное предприятие и создать акционерное общество «Центрально-Российское товарищество земледельческих машин, орудий и изделий из ковкого чугуна». 

Вскоре они приступили к строительству завода на берегу Упы. Сегодня это Тульский машиностроительный завод, а в конце XIX столетии горожане знали его как «Байцуровский». 

Байцуров в 1894 году, разочаровавшись в коммерческой деятельности, вернулся на Императорский Тульский оружейный завод, а позднее стал начальником Ижевского и Сестрорецкого оружейных заводов. Пока же совместное предприятие, имевшее литейное, плуговое отделения и отделение ремонта земледельческих машин, приносило компаньонам солидные прибыли. Эти деньги позволили Гилленшмидту в 1880 году выиграть конкурс на право построить первый в России частный патронный завод. 

В России в те годы боеприпасы для Русской армии выпускало одно единственное предприятие – Петербургский патронный завод. Но во время русско-турецкой войны, когда армия испытывала острый дефицит патронов, стало ясно, что государству необходимо еще одно аналогичное предприятие. Средств на постройку казенного завода не хватало, и был объявлен конкурс на право открытия этого предприятия в Туле. Тендер выиграл фон Гилленшмидт, став основателем Тульского патронного завода. 

17 мая 1880 года Александр II утвердил положение Военного совета об устройстве в Туле патронного производства с привлечением частного капитала и выдал Гилленшмидту разрешение на строительство. Для этого фабриканту выделили 15 десятин земли на окраине Чулковской слободы по правой стороне Веневской дороги.

В 1882 году завод заработал на полную мощность и приступил к выполнению контракта Главного артиллерийского управления на изготовление 210 миллионов боевых патронов к пехотной винтовке Бердана № 2. В 1892 году здесь впервые в России было освоено промышленное производство мельхиора, необходимого для изготовления патронов для трехлинейной винтовки Мосина, выпуск которых был тогда же налажен на заводе. 

Патронный завод Гилленшмидта стал крупнейшим предприятием не только в Туле, но и в России. Здесь работали до 15 тысяч человек. Как пушечно-гильзовый завод он занимал в России первое место, второе – как патронный и входил в тройку крупнейших медеобрабатывающих предприятий страны. В 1886 году на заводе Гилленшмидта появились латунно-прокатное и меднолитейное производства, обеспечившие сырьем для изготовления патронов не только Тульский, но и казенный завод в Петербурге, а также самоварные фабрики. 

В 1898 году Тульский патронный завод перешел в руки Акционерного общества Тульских меднопрокатных и патронных заводов, но председателем Правления общества оставался Гилленшмидт. В 1883 году «патронный заводчик», так даже в официальных документах в Туле называли Федора Григорьевича, стал полноправным жителем города: он заручился поддержкой выборщиков для избрания гласным (депутатом) Тульской городской Думы. А еще через четыре года, 3 февраля 1887 года, возглавил городское общество, вступив в должность тульского градоначальника. 

На этом поприще Гилленшмидт прослужил шесть лет. Это время вошло в тульскую историю как период бурного развития города. Именно в эти годы в Туле была открыта конно-железная дорога и городской ломбард (1888), появились телефонное сообщение (в 1892 году создана Тульская городская телефонная сеть), водопровод и Белоусовский парк (1893), тульские католики с согласия городской Думы начинают строить костел у Киевской заставы (1894). 

В октябре 1887 года по инициативе главы города при Городском полицейском управлении создается фотолаборатория: в мае 1888 года, когда Тулу посетили великий князь Владимир Александрович и великая княгиня Мария Павловна, от города им вручили альбом с фотографиями городских видов, сделанных полицейскими чинами… 

Как подчеркивалось на торжествах в Тульской городской Думе в честь окончания службы городского главы, избранного по положению 1870 года, все это удалось сделать благодаря «энергии» Гилленшмидта. 

Стоит отметить, что к 1887 году Тула находилась в весьма плачевном, если не сказать хуже – в бедственном положении. Из-за краха городского общественного Сушкинского банка были заморожены многие благотворительные проекты; в городской казне, где львиную долю средств составляли ничем не обеспеченные банковские билеты, едва хватало денег на содержание полиции и мостовых. Ни о каком развитии города не могло идти и речи. Вывести город из кризиса удалось заводчику Гилленшмидту. Первое, что сделал Гилленшмидт на посту главы, – это навел порядок в доходной части городского бюджета. Только за счет пересмотра льгот на налог с недвижимости тульская казна тогда получила дополнительно несколько десятков тысяч рублей. Так, оказалось, что некая госпожа Холина, сдававшая в аренду за 5 500 рублей в год несколько заводских корпусов и жилой дом, показывала в документах по городской оценке для взимания налога на прибыль доход в 178 рублей. Из-за такого разночтения городская казна ежегодно недополучала только с этих объектов до 300 рублей. Все документы оценочного сбора по Туле были срочно подвергнуты ревизии, сама ставка оценочного сбора с недвижимости поднята с 8 до 10 процентов. 

Эту же цель – усиление контроля за городской казной – преследовала и созданная в марте 1887 года по предложению Гилленшмидта постоянно действующая думская комиссия из нескольких гласных для хранения городских денег в Тульском отделении Рязанского банка. Не иначе как грандиозными называли в Туле и санитарные преобразования, которые тоже позволили пополнять городскую казну. Надо отметить, что, несмотря на всероссийскую известность и отсутствие тульских корней, Гилленшмидт не вел себя в Туле как временщик. Современники отмечали, что он ладил со всеми гласными Думы и всегда прислушивался к мнению и советам знающих людей. На одном из первых заседаний Думы нового созыва Гилленшмидт поддержал предложение тульского врача В. И. Смидовича, думского гласного, о необходимости учредить санитарную комиссию, члены которой бы наблюдали за чистотой и порядком в Туле. В течение 1887 года санитарные попечители (эту обязанность по очереди исполняли многие гласные, причем безвозмездно) призывали к порядку домовладельцев, которые, например, выливали нечистоты прямо на улицу, или штрафовали торговцев и рубщиков мяса за нарушение правил убоя скотины. 

А в декабре 1887 года Смидович убедил Гилленшмидта, что даже в скудной городской казне нужно найти средства для введения постоянной должности санитарного врача. Сначала такой врач в Туле работал один (с окладом в 1500 рублей в год), но ему помогали два фельдшера (по 600 рублей в год), а затем за санитарным состоянием города следили уже четыре врача – по одному на каждый район города (они назывались тогда части). 

Первым детищем санитарной комиссии Думы стала городская скотобойня на Воронежской улице: с 1888 года только здесь на асфальтированной площадке с проточной водой на самой окраине города дозволялось забивать скот, а затем перевозить туши для продажи в разные концы Тулы. По обязательному постановлению Думы все прибывающие в Тулу гурты скота оставались вблизи городской скотобойни, а не топтали городские мостовые, и обязательно обследовались ветеринаром. На строительство скотобойни ушло всего несколько тысяч рублей, ее ежегодное содержание обходилось городу в 16 тысяч рублей (ветврач, ветфельдшер, смотритель и рабочие). Но доходы – 26 тысяч рублей в год, в том числе сбор за убой скотины, – с лихвой покрывали все траты, не только способствуя улучшению санитарного состояния города, но и позволяя расходовать эти средства на другие нужды. Заметим, что на ужесточении правил убоя скота настоял лично глава города (как мы уже отмечали, он имел огромный опыт в скотоводстве), он даже купил на свои средства микроскоп для бактериологических исследований. 

Как владелец патронного завода Гилленшмидт, естественно, был вхож в самые высокие кабинеты военного ведомства Империи. Не без этих связей главе города удалось выбить из военного министерства 25 тысяч рублей за давно отошедшие к казне земли под арсенал и склады. Эти деньги, опять же не без хлопот Гилленшмидт в Петербурге, министр финансов разрешил потратить городу на приобретение «прекрасного дома Лялина на Миллионной улице». Этот особняк городская Управа сдала внаем военным «для размещения войск» по льготной цене: это было выгодно военным, которые квартировали в Туле, но и городу: за использование под казармы лялинского дома и других общественных зданий местная казна ежегодно получала более 47 тысяч рублей. За счет этих и других нововведений за несколько лет доходы городской казны увеличились с 193 до 293 тысяч рублей. Это позволяло уверенно смотреть в будущее и приступить к реализации давних планов благоустройства Тулы, прежде всего, по строительству водопровода. 

В феврале 1893 года губернатор известил главу Тулы, что наконец-то получено высочайшее разрешение на выпуск облигаций на 213 тысяч рублей для сооружения водопровода. Эти деньги город взял взаймы у горожан под гарантии правительства: в прежние годы Сенат отказывал Туле в такой помощи. К этой сумме добавили 71 тысячу рублей из городской казны и объявили конкурс на устройство водопровода. 

В апреле 1893 года по итогам закрытых торгов право изменить водоснабжение Тулы получила фирма «Бромлей и К», согласившись провести все необходимые работы за 269 тысяч 942 рубля. Фирма Эдуарда и Ивана Бромлей с 1868 года выпускала оборудование для городских водопроводов и строила водоводы в 30 городах России – от Вологды до Томска, включая и Москву. Автором проекта тульского водопровода стал известный в те годы петербургский инженер, главный техник петербургских водопроводов Михаил Иванович Алтухов, получивший 5 тысяч рублей за свои разработки. Непосредственное руководство за ходом строительства было поручено инженеру Евгению Карловичу Кнорре: он вошел в русскую историю как гениальный строитель железнодорожных мостов (в 1900 году за разработки в этой отрасли получил золотую медаль на Всемирной выставке в Париже), а также как автор первого проекта московского метрополитена (1902). 

«Благодаря энергии Гилленшмидта найдены и средства, и выгодный строитель, – писали в феврале 1893 года «Тульские губернские ведомости», – и уже в конце этого года Тула будет иметь обильную, здоровую и дешевую воду». 25 мая 1893 года состоялась закладка здания водопроводной станции на пересечении Рождественской и Зайковой улиц, торжества закончились завтраком в Кремлевском саду, где всех угощал уже бывший глава города, но снова гласный Думы фон Гилленшмидт, а в январе 1894 года туляки уже попробовали вкус новой воды. 

С именем Гилленшмидта связано и открытие целой сети новых благотворительных учреждений в Туле: это Дом трудолюбия, ночлежный дом, народная столовая, где «добровольно работали дамы из лучшего тульского общества». В июне 1891 года, когда по всей Тульской губернии разразился хлебный кризис, взлетели цены на хлеб и начался голод, по инициативе Гилленшмидта в Тульской городской Думе состоялось заседание совета благотворительного общества «Милосердие» и всех городских пекарей. 32 тульских хлебопека подписались тогда под соглашением об отпуске дешевого хлеба бедным горожанам по особым свидетельствам, которые выдавали приходские священники. Больше других хлеба для бедняков – по 8 пудов в день – решил выпекать тогда булочник Филиппов… 

5 апреля 1893 года на торжествах в свою честь Федор Григорьевич услышал много лестных слов за «полезную деятельность сначала в звании гласного, а затем в течение 6 лет в должности городского головы». Как сообщал репортер «Тульских губернских ведомостей», «по прибытию Федора Григорьевича заступающий место городского головы Эдуард Ильич Вигандт (доктор медицины, директор Лечебницы общества Тульских врачей, – И. П.) поднес ему в изящно отделанной папке адрес от имени всего города, составленный согласно постановлению городской Думы от 18 марта». Во время праздничного обеда тульский губернатор Н. А. Зиновьев напомнил всем, в каком печальном положении Гилленшмидту пришлось принять «расстроенное» городское хозяйство и указал на «крупные улучшения, которые произведены благодаря энергии городского головы». 

8 марта 1893 года на городских выборах по закону 11 июля 1892 года Гилленшмидт вновь стал гласным городской Думы, но по каким-то причинам отказался баллотироваться в главы города на новый срок. Однако и после отставки с поста главы Тулы Ф. Г. фон Гилленшмидт оставался в центре общественной жизни. Он был вице-председателем Тульско-Калужского отделения Попечительства императрицы Марии о слепых, попечителем 2-й Тульской женской гимназии. Еще несколько раз избирался гласным Тульской городской Думы. Это и была его последняя должность. 

Он умер в октябре 1903 года в возрасте 75 лет. Насколько известно, каких-либо государственных наград Российской империи фон Гилленшмидт удостоен не был. Правда, он очень быстро двигался по лестнице российского табеля о рангах: в 1887 году – коллежский советник, а в 1892 – уже действительный тайный советник. Единственный орден, который украшал его парадный мундир, он получил в феврале 1893 года: русский император позволил ему принять награду от короля Сербии Александра – Сербский орден Такова 3-й степени за заслуги в освободительной войне против Турции. 


Ирина Парамонова специально для сайта «Бренды Тулы».

Дополнительная информация

К данному проекту пользователи не добавляли еще информации.

Комментарии

На карте


Мы в соцсетях Вконтакте facebook Одноклассники
16 +
Создание сайтов реклама в Туле
Наверх