• Поиск по сайту

Это интересно!

Макарий Сушкин

Автор:
Makeeva
Добавлено:
2012-09-03 15:43:49
Поделиться:
Макарий (Михаил Иванович) Сушкин – тульский купец, архимандрит, настоятель знаменитого Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря в Греции, «нашего Афона», как его называли туляки в середине XIX века. 

Святая Гора Афон в Греции для жителей Тулы второй половины XIX века – это не только величайшая православная обитель с мудрыми старцами, известными всему миру. Туляки по праву на протяжении долгих лет называли Афон «нашим»: гордились личным знакомством с настоятелем монастыря Михаилом Сушкиным – отцом Макарием и не скупились на пожертвования. Великолепные храмы на территории монастыря, издательский центр и многое другое, что сегодня поражает паломников, были отреставрированы или построены заново, в том числе и на средства тульских купцов, мещан и дворян. И при помощи «афонских туляков», горожан, которые по примеру Сушкина связали свою жизнь с Афоном и проехали полмира с мощами Святого Пантелеимона с «кружечным сбором». 

Михаил Иванович Сушкин родился 17 октября 1820 года в Туле в купеческой семье. Его отец Иван Денисович слыл богатейшим человеком нашего города. Сушкины занимались торговлей и держали воскобельный завод. Патоку и вощину Сушкины скупали на ярмарках по всей России, чистый мед продавали в Москву, а выбеленный воск доставляли в Санкт-Петербургск и отравляли на экспорт. Еще дед М. И. Сушкина Денис (Дионисий) Осипович основал Торговый дом братьев Сушкиных, агенты которого работали на ярмарках от Сибири до Польши. К началу 1830-х годов Сушкины сумели потеснить других тульских купцов, став, по сути, экспортерами-монополистами. 

Как отмечали современники, Торговый дом Сушкиных тогда «производил весь тульский заграничный отпуск товаров, совершая сделок на 10 миллионов рублей в год», а «родственники, приказчики и комиссионеры Сушкина или постоянно живут, или временно бывают во всех городах и местах, замечательных по своей промышленности». Сушкины были завсегдатаями в порту Санкт-Петербурга и на знаменитой бирже на Стрелке Васильевского острова. 

В 1823 году Иван Денисович Сушкин по торговым делам уехал в Петербург и обосновался там на несколько лет с женой и старшими детьми. Младший Михаил оставался в Туле. До семи лет его воспитанием занимались бабушка Акилина Васильевна и няня Марфа, которая «любила его, кажется, больше матери и следила за каждым шагом». С шести лет мальчика засадили за «букварь» под руководством одной крепостной, весьма начитанной женщины, она же учила его и арифметике. Детство юного купца прошло в дедовском доме в Павшинской слободе (сейчас это дом на ул. Коминтерна, 4, в 2010 году на здании установлена мемориальная табличка в честь М. И. Сушкина). 

Приходским храмом, где крестили Михаила Сушкина и венчались его родители, была церковь Успения в Павшинской слободе (сейчас храм на ул. Мосина занят под гараж дежурно-диспетчерской службы одной из тульских управляющих компаний). Отец Михаила долгое время был здесь церковным старостой и нес все расходы по жизни прихода: от ремонта здания церкви и покупки свечей до отливки новых колоколов и строительства новых приделов и богадельни. В 1811 году на его пожертвования удалось преобразить храмовый придел во имя Святителя Николая Чудотворца, в 1812 году на его средства был построен новый придел во имя иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радости». В 1814–1816 годах Иван Денисович Сушкин финансировал строительство многоярусной колокольни. На ней имелось 7 колоколов, самый большой – весом в 218 пудов. В 1845 году Иван Денисович Сушкин открыл при храме приют для одиноких стариков. Строительство обошлось ему в полторы тысячи рублей серебром, но, для сравнения, только на покупку серебряной церковной утвари он пожертвовал 7 тысяч, а на нужды бедных прихожан – 17 тысяч рублей. 

Но дед Дионисий был истый старообрядец, пытался втянуть и внука в свою веру: таскал его в старообрядческую часовню, которую построил на свои средства. Расхождение в религиозных взглядах (трое сыновей Дениса Осиповича были православными) стало причиной семейного конфликта, из-за которого никто из сыновей не пожелал остаться в родительском доме: все воспользовались торговыми делами, чтобы осесть, хотя бы на время, в Петербурге, как семья Ивана Денисовича, или в Москве, где обосновался его брат Михаил Денисович. В одном из писем сыну в Петербург дед Дионисий сообщил о намерении перекрестить внука. После чего Иван Денисович написал отцу гневное письмо и решил забрать Михаила к себе. В архиве Афонского монастыря сохранилось это письмо в Тулу. «Батюшка, вы пишите ко мне, что желаете присоединить сына моего Михаила к часовне, то я скажу Вам вот что, за что вперед прошу простить меня Христа ради. Вы разрознили нас с собою и с братьями, о чем мы теперь немало скорбим. Мы остались навсегда разделенными с Вами, ибо не предвидится никакой надежды, чтобы семья могла бы когда-нибудь соединиться вместе. Вы сами имели на опыте: когда перешли в часовню, то братья Вас оставили, что неприятно Вам казалось прежде. Когда мы были молоды и бывали дома, Вы с матушкою уедите в часовню, а мы отправимся в церковь, а пришедши домой, опасаемся друг другу сказать что-либо о торжестве праздника, ибо каждый имел свои понятия. Потому, испытав тяжелое впечатление на себе, я не желал бы, чтобы и сын мой испытывал то же. А так как Вы не желаете уже отпустить его к нам и хотите обучить его грамоте и сделать из него себе помощника, как в Вашей ежедневной службе, так и в делах, то он не изучит своих обязанностей к отцу и матери. Прошу оставить его на время, которое указано будет Богом». 

В городе на Неве семья Сушкиных жила в квартире доходного дома купца Голубина на 1-й Кадетской линии в квартале от церкви св. Екатерины. Вместе со старшими братьями Василием и Иваном Михаил пошел в частную школу. Здесь его учили Закону Божьему, русской грамматике, арифметике, алгебре, бухгалтерии, умению пользоваться логарифмами, языкам немецкому и французскому и танцам. Михаил Сушкин учился хорошо по всем предметам, но особенно его давалась математика, которую он знал «исправно». Что в школе, что дома Михаил долгое время ощущал себя не в своей тарелке: он не знал толком родителей и братьев, которые дразнили его за тульский говорок («энто-то»), неумение держаться в обществе и часто «помирали со смеху над ним». Но постепенно Михаил приобрел столичный лоск, на домашних приемах уже слыл знатным танцором и страстным охотником до танцев. К тому же успехи в математике примирили его с отцом, который стал смотреть на Михаила как на будущего хорошего помощника в торговых делах. Давался Михаилу и немецкий язык, который он знал до самой смерти. 

Когда Михаилу исполнилось 14 лет, и он окончил школу, отец решил, что сын достаточно образован, чтобы стать его правой рукой. Старшие братья ездили во всей стране по ярмаркам, отец был вынужден часто бывать в Туле, где старый Денис Осипович уже не тянул фабрику, и все торговые операции на сотни тысяч рублей в Петербурге вел юный Михаил Сушкин. В 1842 году семья в полном составе, кроме старшего брата Василия Ивановича, который обосновался в Москве, окончательно осела в Туле, оставив петербургские дела на приказчика. В родном городе Михаила Сушкина ждала привычная купеческая жизнь: торговые дела, поездки на ярмарки, щегольство на балах и церковные праздники. Единственное, чем отличался Михаил от своих сверстников, он избегал вопросов о женитьбе, и все чаще беседовал с матерью Феодосьей Петровной, очень набожной женщиной, на духовные темы. Вместе с матерью Михаил ездил в Киев по святым местам.

Тем временем Иван Денисович Сушкин решил баллотироваться на пост тульского городского головы (председателя Тульской городской Думы и городского Управы) и в 1849 году в возрасте 64-х лет выиграл выборы и стал тульским градоначальником. Его заботами стали общественные дела, а фабрику и торговый дом он оставил на Михаила, Ивана и младшего сына Петра, рассчитывая, что они станут достойными продолжателями семейных традиций. Но судьба распорядилась иначе. 

В 1850 году Иван Денисович заявил, что Михаилу пора жениться. Тот попросил отсрочку на год и сказал, что хочет отправиться с группой молодых старооскольских купцов, с которыми он познакомился на ярмарке, в паломничество в Иерусалим и в Афон. Ивану Денисовичу от жены было известно о духовных исканиях сына, но благословляя его на поездку по святым местам, он настоятельно требовал в скором времени вернуться домой к делам. 

Путешествие Михаила Сушкина растянулось на целый год, в письмах домой он с упоением рассказывал о посещенных святынях, все чаще намекая, что ему по душе монашеский образ жизни. Осенью 1851 года Михаил Сушкин с товарищами оказался на Святой Горе в Греции. В первом же разговоре с духовником обители отцом Иеронимом Сушкин признался, что хочет принять постриг. В монастыре это решение молодого русского приняли настороженно. Все очень опасались гнева отца, миллионера Сушкина, имевшего вес в деловых и властных кругах России. Как признавался сам о. Иероним, «отец мог обвинять нас в том, что мы кой-как поспешили постричь сына в надежде на богатый вклад. Мы не желали иметь в России такую худую славу и повредить тем обители». 

9 ноября 1851 года, через шесть дней после прибытия на Афон, Михаил написал матери в Тулу слезное письмо, с просьбой убедить отца дать ему благословение на постриг, и тут же слег в лихорадке. Его состояние казалось настолько безнадежным, что умирающего послушника, полагая, что исполняют последнюю волю умирающего человека, постригли в схимонашество, нарушив обычные порядки, и нарекли Макарием. Это произошло 27 ноября 1851 года, через 24 дня после прибытия в монастырь. И тут случилось первое чудо. Макарий Сушкин не только выжил, но и скоро пошел на поправку, написав домой радостное письмо о самом важном событии в его жизни. Это известие наделало большой переполох в доме тульского градоначальника. Иван Денисович полгода не писал сыну, выражая тем самым свое недовольство. О постриге Михаила никому в Туле не говорили, боясь кривотолков. 

Иван Денисович сменил гнев на милость, когда в Тулу с Афона вернулся их крепостной Евграф, сопровождавший Михаила в паломничестве. Слова реального очевидца пострига и чудесного исцеления убедили в искренности поступка сына. Слугу Евграфа, как и просил в письме теперь уже отец Макарий Сушкин, освободили от крепостной зависимости, выдали мирской костюм и дали в награду 500 рублей. 

С весны 1852 года и до самой смерти в середине 1860-х годов Иван Денисович Сушкин всемерно помогал Афонскому монастырю, выполняя просьбы сына, которые он излагал в письмах к матери: «Здесь строятся храм Покрова Пресвятая Богородицы и, по необходимости, для русской братий келии. Уже много русских, а монастырь имеет долгу 60 тысяч рублей, поэтому я и припадаю к стопам ног ваших, хотя не вдруг, попросите батюшку в хорошее время и в тихий час». Эта просьба была исполнена, и через несколько месяцев Макарий Сушкин в письме благодарит мать за помощь. 

На средства И. Д. Сушкина в русском монастыре на Афоне была построена также больница с храмом. На его же деньги покупались церковная утварь и многое другое. Из-за преклонных лет Иван Денисович не смог лично посетить Афон, но в гостях у брата здесь часто бывали его братья старший Василий и младший Петр. Пока отец оставался в ранге главы города, Михаил Сушкин неоднократно обременял его просьбами о помощи бедным тулякам, которые писали в обитель на Афон. Так, в 1853 году по просьбе сына Иван Денисович открыл в Туле один из первых странноприимных домов (дом для приюта странников, бездомных и бродяг) в Павшинской слободе. Молодой монах, озабоченный делами обители и образец духовности, быстро снискал уважение в монастыре. 

22 февраля 1853 года отца Макария рукоположили во диакона, 3 июня 1856 года он стал иеромонахом. А 20 июля 1875 года отец Макарий был торжественно избран игyменом Пантелеимонова монастыря, став первым русским настоятелем православной обители на Святой Горе. 

При отце Макарии монастырь на Афоне полностью преобразился, были построены новые храмы и кельи, открыт издательский центр. По его инициативе был основан Ново-Афонский монастырь на Кавказе и школа для абхазских детей, построены подворья Пантелеймоновского монастыря в Константинополе, Одессе, Анапе, Новороссийске, Сухуме, Москве и Петербурге. 

Отец Макарий умер 19 июня 1889 года после череды печальных событий, которые подорвали его здоровье. Сердце разрывалось от вестей из родной Тулы, где под следствием за махинации и присвоение оказались его родные братья Иван и Петр Сушкины. Они управляли Тульским городским общественным И. Д. Сушкина банком, который основал их отец, и довели банк до разорения. По приговору Московской судебной палаты Иван и Петр Сушкины получили по 6 лет сибирской ссылки, лишились не только доброго имени и звания потомственных почетных граждан, но и всего имущества. Все их «добро» пошло с молотка для удовлетворения кредиторов. Услугами обанкротившегося в результате преступления банка пользовались все крупнейшие фабрики Тулы, многие храмы и благотворительные учреждения. Крах Сушкинского банка привел к разорению сотен туляков и стал причиной экономического кризиса, который в Туле смогли преодолеть лишь в конце 1890-х годов. 

Не все было ладно и на Афоне. В августе 1887 года Афонский монастырь дважды горел, и что особенно печалило отца Макария, что огонь порушил и его любимое детище, монастырскую обитель «Крумица»… 


Источник: Ирина Парамонова


Читайте также Сушкин Петр Петрович на "Брендах Тулы"

Дополнительная информация

К данному проекту пользователи не добавляли еще информации.

Комментарии

На карте


Мы в соцсетях Вконтакте facebook Одноклассники
16 +
Создание сайтов реклама в Туле
Наверх