Государственный театр киноактера привез на фестиваль «Толстой» изумительный спектакль. Пластическая драма «Воскресение» представляет собой многоуровневое пространство, наполненное глубоким смыслом.

Визуально сцена поделена на несколько прозрачных коридоров, в которых воссоздается сюжет романа Толстого. Такое решение придумал художник спектакля Максим Обрезков. В свою очередь режиссёр-хореограф Сергей Землянский создал действие, происходящее одновременно в нескольких параллельных мирах.

Изначально порталы символично завалены грубыми серыми досками. Отбрасывая их, Нехлюдов обнажает объем сцены, и в стеклянных коридорах проступают образы. В этом мире уже произошла катастрофа, но главные события – впереди. Обрывки воспоминаний рождают прошлое, которое отражается в настоящем. Здесь же присутствуют светлые альтер эго Дмитрия Нехлюдова и Екатерины Масловой, сопровождающие героев на пути покаяния и духовного воскрешения.

Каждый эпизод показан одновременно с нескольких ракурсов, что в сочетании с идеальным «языком тела» - пластикой и хореографией - производит завораживающий, буквально гипнотический эффект.

На московской премьере «Воскресения» Никита Михалков сказал, что спектакль создаёт атмосферу через ритм общения друг с другом, через обмен энергий, через концентрацию. Его сила - в экстатичности, впечатляющих массовых сценах, изяществе и благородстве человеческого тела.

Все эмоции спектакля воспринимаются настолько остро, что зритель чувствует себя частью произведения, очищаясь и перерождаясь вслед за его героями.

В последней главе романа Толстой цитирует «Евангелие», и над мирами спектакля тоже возникает образ Христа, но голос «за кадром» безжалостно и монотонно повторяет: «Время кончилось, время кончилось». Фраза продолжает стучать в висках, эхом отдаваясь в сердце и рождая у зрителя мысль: «Я обязательно должен успеть».