Ревитализация исторического центра - так называется проект, который сейчас реализуется в Туле. Городское пространство планируют оживлять путем раскрытия новых возможностей старых территорий. Туляки с удивлением наблюдают за происходящими в центре переменами и по-разному на них реагируют: кто-то все принимает с восторгом, а кто-то - со скепсисом.

На эту тему мы решили поговорить с куратором выставки «9 га. Тула в поисках центра» культурологом Вадимом Касаткиным. Его исследование в настоящее время экспонируется в Доме Крафта Тульского историко-архитектурного музея.

Во время экскурсии по выставке Касаткин обратил внимание на ряд любопытных эпизодов взаимодействия власти и населения в вопросах организации центра Тулы.

- Вадим, а была ли логичной история тульского центра? Или каждая новая «метла» наводила свой порядок без оглядки на предшественников?

- С градостроительной точки зрения, мне кажется, кроме логики ничего и не было. Городская планировка является уровнем, которого «метла» практически не цепляет. Ведь проблема центра действительно существовала. Вот у нас выставка, посвященная центру, а мы никак не могли придумать, как же ее центрировать. И результате экспозиция получилась бицентричной: радикальное преобразование города при Екатерине и не менее значительные изменения в советский период. И всё! С точки зрения планировки больше ничего и не происходило. Поэтому не столь уж и важно какой модели были «метлы».

- Т.е. новшества, которые приносили в центр Тулы были оправданы?

- Дело не только в «метлах». Важно понимать, что из себя представляет культура в текущий момент. Возьмем, к примеру, Кремлевский сад, возникший в Туле после пожара 1834 года. Для его появления в обществе должно было укорениться представление о том, что люди по вечерам могут гулять. Должен устояться некий культурный стереотип: вечерняя прогулка для приличных людей и даже девушек не значит ничего плохого. Конечно, во многом это приходило вместе с европейской модой, с их культурой фланирования...  Но парки для проведения досуга появились только потому, что они были востребованы в обществе.

- Сейчас много говорят о возрождении центра. А можно ли выделить момент его «смерти»? Когда горожане перестали в нем нуждаться? И была ли пройдена «точка невозврата»?

- Хороший вопрос… Я на него могу ответить только исторически. Если следовать логике каждой эпохи, то все изменения центра были оправданы. Поэтому термин «точка невозврата» здесь не совсем уместен. Функциональность центра всегда опиралась на вопрос: зачем? Власти надо было демонстрировать себя, и поэтому появлялись соответствующие здания. Раз в XIX веке не проводилось таких манифестаций, как при большевиках, то и площадь была без надобности. Люди жили в иной системе праздников: ярмарки, балаганы, на Рождество делали ледяные горы на Упе, церковные праздники, визиты в город царской семьи. Понятно, что для таких событий центральная площадь не особо нужна. А большевистские демонстрации, которые объединяли все население, потребовали большой обособленной территории. Следовало показать и солидность власти.  Но сейчас, когда это отошло, возник вопрос: а что дальше делать с территорией? Раньше то он не возникал. Как это называть «точкой невозврата»? Власть же осталась, просто она не требует того пиетета, который бытовал в советский период.

- Несколько лет назад, кстати, с подачи администрации города, в нашем лексиконе появилось слово «брендирование»? Нужно ли оно Туле?

- Тула располагает к этому. В плане брендов у нее привилегированное положение: оружие, самовары… У нас есть бренды. Бери и пользуйся. Что еще надо брендировать? Да и как брендировать сам город? Это невозможно.

- А как это должно реализовываться: отдельными арт-объектами, общим масштабным проектом или следует выбрать один главный бренд?

- Какой?

- Не понятно. Но хотелось бы гармонизировать царящую в тульском центре эклектику или уже смирились с тем, что есть?

- Если разумно «укомплектовать» все существующее, то наверно можно решить проблему эклектичности. Но с другой стороны, каждый архитектурный стиль по-своему интересен.

- Путешествуя по Европе, мы видим, что исторические центры столичных городов в основном «принадлежат» туристам. А в провинции - центр востребован и у местных жителей. У нас все чаще слышно, что Тула - столица: оружейная, новогодняя, библиотечная… По какому пути далее пойдет ее центр? По столично-туристическому или провинциальному?

- Не могу спрогнозировать. Сразу хочу принести извинения, я слишком провалился в прошлое, что затрудняет фокусирование на окружающей действительности. Надо, чтоб история немного отпустила. Ведь всего несколько лет назад мы и представить не могли, что закрытая и оборонная Тула вдруг будет претендовать на роль туристического города.

- Евгений Авилов, глава администрации Тулы, сказал, что в концепции развития исторического центра определены его границы, общая площадь территории составляет 124 га. А у Вас - всего девять. На будущее планируете расширяться?

- Если помечтать, то мне хотелось бы сделать выставку о границах города. Это не менее интересно, чем центр. Они очень здорово менялись. Надеюсь, что в музее поддержат эту тему. Но история «Девяти га» еще не окончена. В рамках работы выставки запланирована моя лекция, которая будет посвящена историческому центру Тулы.