О радостном событии 69-летний певец объявил на музыкальном фестивале «Среднерусская возвышенность», который во второй раз проводится в Тульской области на территории туристического центра «Золотой город».

- Все мои перспективы в первую очередь связаны с личной жизнью. Сыну - год и 2 месяца. Все мои планы - вокруг него, - говорит фронтмен легендарной рок-группы «Аракс».

«Аракс» прославился в конце 70-х. Эта популярность была связана с именами таких композиторов, как Алексей Рыбников, Александр Зацепин и Юрий Антонов.

Несмотря на то, что «Аракс» никогда не исполнял политических текстов, вольным поведением на сцене он вызывал раздражение министерства культуры. На пике популярности - в 1982 году – коллектив был запрещён. «Расформировать без права совместной работы на советской эстраде», - гласил приказ минкульта. Но музыканты нашли себя в других коллективах, а также в театре, где приняли участие в создании культовых рок-опер, наиболее известная из которых «Юнона и Авось». Чуть позже вокалист Анатолий Алешин отправился покорять Америку.

Новейшая история группы «Аракс» начинается с 2001 года, когда Анатолий Алешин вернулся из США, прожив там 11 лет.

- Анатолий Александрович…

- Можно просто Анатолий

- Какой из исторических периодов «Аракса», Вам наиболее дорог?

- Конечно, я выделил бы период нашей молодости. Но, если честно, то самый дорогой - тот который имеет место быть. Мы здесь, мы живы и чувствуем себя отлично. Но с периодом 70-80-х связаны самые яркие впечатления.

- Когда играли так, как нельзя было играть? Не страшно было, когда запрещали?

- Здесь дело не только в приказе минкульта. Творчество – это постоянное движение, а в концертной работе артист начинает стагнировать. Концертный график очень плотный, и нам было некогда заниматься творчеством. Когда работа превращается в ремесло, она теряет интерес. И этот момент был очень заметен на второй год нашей гастрольной работы. Мы сильно подустали. Хотелось остановиться, оглянуться, сделать что-то новое. Как раз на этот период и попала ситуация с разгоном группы. А дальше, к сожалению, все восстановилось только в 2000-х.

- Вы решили вернуться в Россию? Почему? Что происходило там, и что ожидало здесь?

- Ключевая причина в страсти к движению. Видимо, в душе я так и остался подростком.  Мне нужно постоянно двигаться, расширяться. Не в смысле толстеть, а в смысле двигаться вперед. Просто настал такой момент, когда Америка мне надоела. Я не знал, что здесь, но знал, что там мне уже скучно.

Рассчитывать на какую-то карьеру в Америке русскому артисту, если он не исполнитель классики, нереально. Классическая русская школа признана во всем мире, а эстрада может быть популярна только там, где она зарождалась. Русский эстрадный исполнитель в США никак не может быть востребован. По определению. И если здесь кто-то питает иллюзии на этот счет, пусть сразу успокоится. Чтобы стать для них своим, ты должен быть настолько внутренне американизирован, настолько хорошо знать культуру и язык... А так ты для них по любому чужой. Поэтому, я быстро исчерпал все возможности там.

- А какие там для русского артиста возможности?

- Петь в русском ресторане. Это единственная возможность. Иного нет.

- Что Вас ожидало в России?

- Когда я вернулся из штатов мы решили собраться. На некоторое время объединились с ребятами из Ленкома, но потом театр взял свое. У них был очень мощный репертуар, и пришлось сделать выбор в пользу театра. Мне же все время хочется что-то создавать. Музыка - это единственное, что меня интересует по-настоящему. Все остальное я уже знаю. Поэтому мы с «Араксом» надеемся продвигаться именно в этом направлении.

- На какую аудиторию Вы делаете ставку?

- Если говорить с точки зрения прагматика, то в шоу-бизнесе все строго разграничено. Существует музыка современная и, что самое главное, - музыка для ровесников. Мы актуальны для своих ровесников. В качестве ностальгии. Поэтому делать что-то новое в жанре ретро – это как-то странно звучит. 35-40 еще реагирует на эту эстетику, а молодежь, которая наполняет стадионы, уже нет.

- А вам нужна молодежная аудитория?

- Нам нужна аудитория. Своя аудитория. 

- Есть что-то любимое в творчестве «Аракса», что не проходит с годами?

- Бессмысленно отрицать, что прекрасные песни Юрия Антонова, десятилетия остаются в душе народа. Это абсолютно очевидно. Антонов - одна из самых ярких страниц творчества Аракса. По моему возвращению из Америки мы обратились за помощью к Сергею Трофимову, и он любезно предоставил нам несколько своих песен. Публика их тоже полюбила.

 - На тульской земле ранее были?

- У меня предки из Щекино.

- С Тальковым пересекались?

- Да. Как-то мы с ним вместе выступали на гастролях. Печальное известие о его нелепой гибели застало меня в Америке. Знаю, Талькову недавно поставили в Щекине памятник. Это верно. У него трагическая и героическая судьба. Он шел к этому - к какому-то конфликту, который приведет либо к гибели, либо к возвышению. Но произошло первое. Это трагедия.

- Вы хотели бы, чтоб Ваши дети стали музыкантами?

- Старший уже точно не пошел по моим стопам. Он в банковском бизнесе, в Нью-Йорке. А что будет с младшим еще не знаю. Поживем - увидим. У каждого свой путь.

- Как Вам «Золотой город» и его фестиваль?

- Чудесный, совершенно потрясающий и абсолютно неожиданный. Возле сцены ничего не предвещает сюрпризов, а через несколько шагов - попадаешь в сказку. Это очень здорово, что люди хотят устроить и устраивают себе праздник.

 

Беседовала Ольга Вострикова.