«Дворяне в советской России: чужие среди своих» - так называется статья исторического журнала «Дилетант», в которой рассказывается о судьбе дворян в первые годы советской власти.

«Декрет «Об уничтожении сословий и гражданских чинов» был одобрен Советом Народных Комиссаров 11 ноября 1917 года. Для дворян это означало одно – крах привычной жизни. Ведь с того дня все титулы, звания и гражданские чины, действовавшие в Российской империи, были отменены. А все жители огромной страны получили юридическое равенство. Выжить в новых условиях бывшим дворянам было крайне сложно, ведь новая власть считала их «классовыми врагами».

Оказавшись на распутье, дворяне, в силу характера, выбирали приемлемый для себя путь. Многие эмигрировали, но многие и остались. Те, кто решил не покидать родину, оказались под жестким давлением. Новая власть сделала все для того чтобы они ни на минуту не забывали о том, что являются здесь чужаками. Хоть идеологический пресс был силен, образование, остатки фамильного имущества и связи, помогали выжить.

Найти работу «классовым врагам» было сложно. Поскольку большевики старательно отгораживали их практически от любых должностей. Попасть в бюрократический аппарат или хозяйственную сферу стало фактически нереальной задачей. Из-за этого адаптация дворян происходила крайне сложно, хоть ассимиляция с трудящимися была неизбежна. Им приходилось исходя из своих собственных знаний и умений, заодно надеясь на чудо, приспосабливаться. Легче всего было тем, кто владел иностранными языками и имел гуманитарное образование. Им удавалось найти применение своим знаниям в сфере образования.

Другие же пытались превратить свое хобби в профессию и зарабатывать на этом деньги. Востребованными оказались охотники, рыболовы, ремесленники. Вообще, молодое государство было заинтересовано в профессиональных «буржуазных специалистах». Но в силу идеологии относилось к ним настороженно. Поэтому в проигрыше оказывались обе стороны.

Зато в военном ремесле дворяне оказались востребованными. Яркие тому примеры — это Михаил Николаевич Тухачевский и Алексей Алексеевич Брусилов.»

Далее в статье «Дилетанта» рассказывается о князе Николае Владимировиче Голицыне, который владел 11 иностранными языками и до революции был директором Санкт-Петербургского Главного архива Министерства иностранных дел. Но его профессиональные навыки оказались не востребованными. Он работал в канцелярии правления железной дороги, был старшим конторщиком, делопроизводителем отдела лесозаготовок и старшим статистиком.

Его сына - Кирилла Николаевича - судьба привела на тульскую землю.  24 марта 1924 года Кирилл Голицын был арестован (из-за чего бросил учебу в Архитектурном институте), приговорен к 5 годам лагеря как «участник контрреволюционной монархической организации» и отправлен в Москву для следования в Соловецкий лагерь особого назначения, но по желанию оставлен для выполнения работ в Бутырской тюрьме. 31 марта 1928 - освобожден с ограничением проживания на 3 года. Кирилл Николаевич поселился в Туле, а позднее - в Ясной Поляне, где нашел себя в качестве художника-оформителя. В тот период музей «Ясная Поляна», подготавливали к юбилею Льва Николаевича Толстого.

Князь Голицын Владимир Михайлович родился 30 декабря 1901 в имении Бучалки Ефремовского уезда Тульской губернии. В 1918 году жил с семьей в городе Богородицке, где нашел работу художника в газете «Рассвет», затем в уездном отделе печати Богородицка. С 1920-го — проживал в Туле и работал художником в Губотделе печати. С 1922 года работал в Госиздате по иллюстрированию детских книг, в редакции «Молодая Гвардия», давал рисунки в журналы «Пионер» и «Знание – Сила».  В 1925-м — его работы удостоились двух золотых и одной серебряной медалей на выставке «Изящных искусств» в Париже. На этом карьера закончилась: в мае 1925 года В.М. Голицын был арестован как «социально-опасный элемент».

До революции дворянин Дмитрий Поленов (сын художника В.Д. Поленова) был унтер-офицером, а в декабре 1917 года вернулся в Борок прямо с фронта Первой мировой войны. В Поленово еще 20 лет после прихода большевиков «вся округа жила театром». 23 октября 1937 года Дмитрий Васильевич был арестован Тульским отделением НКВД. Он принимал у себя людей, прошедших аресты и ссылки, возвращавшихся первых репрессированных (1920-х годов). Арест Д.В. Поленова и его супруги Анна Павловны стал ответом власти за всех этих неугодных ей гостей. Поленовы прошли через следствие и лагеря. В 1944 году они благодаря 100-летнему юбилею народного художника Советской России В. Д. Поленова смогли вернуться в свой дом, чтобы теперь уже до кончины в 1967 году посвятить свою жизнь сохранению музея. Реабилитировали их только в 1956-м.

Только спустя десятилетия после становления Советского Союза, на бывших дворян перестали оказывать такое сильное давление. Всеобщая «выравниловка» дала свои плоды. Советское общество, хоть и со скрипом, но приняло в свои ряды бывших «классовых врагов».