Иван Яковлевич Кравченко (10 октября 1905 - 8 апреля 1942) - советский офицер, участник советско-финской и Великой Отечественной войн. Герой Советского Союза (1940). Один из организаторов обороны Тулы. С 30 октября по 1 ноября 1941 года войска Южного боевого участка города Тулы под командованием майора И. Я. Кравченко выдержали многочисленные танковые атаки немецкой 2-й танковой армии. 

И.Я. Кравченко родился 10 октября 1905 года в селе Студеники (ныне Переяслав-Хмельницкий район Киевской области Украины) в крестьянской семье. Окончил 5 классов сельской школы (по другим данным - 7 классов). Экзамены за среднюю школу сдал экстерном. Работал почтальоном. В 1927 году (по другим данным - в 1925 году) призван на военную службу в РККА. Окончил школу младших командиров, Киевскую пехотную школу и 1,5-месячные курсы «Выстрел». Член ВКП(б) с 1932 года.Так начался его карьерный и профессиональный рост в качестве военного. В 1939 году принимал участие в походе советских войск на Западную Украину.

Советско-финская война 

Начав советско-финскую войну (1939—1940) в должности командира роты 245-го стрелкового полка 123-й стрелковой дивизии 7-й армии Северо-Западного фронта, капитан И. Я. Кравченко отличился в бою при прорыве укрепрайона 11 февраля 1940 года. В бою, после гибели комбата, взял на себя командование батальоном и выполнил поставленную задачу по прорыву укреплённой обороны противника на участке Муоланъярви—Кархула, при этом захватив 5 дотов, 7 дзотов, 4 противотанковых орудия, 2 склада с вещевым имуществом и уничтожив много живой силы противника. Сам был тяжело ранен. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1940 года капитану Ивану Яковлевичу Кравченко присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 373). После войны учился в Военной академии имени М. В. Фрунзе и был назначен командиром 766-го стрелкового полка 217-й стрелковой дивизии. В начале 1941 года присвоено звание майора.

Великая Отечественная война

С июня 1941 года Кравченко - участник Великой Отечественной войны. В августе 1941 года назначен командиром 956-го стрелкового полка 299-й стрелковой дивизии. В сентябре 1941 года помощник командира стрелкового батальона 69-го стрелкового полка 97-й стрелковой дивизии Юго-Западного фронта И. Я. Кравченко попал в окружение и считался пропавшим без вести. Однако он вышел из окружения, сохранив свой полк и вооружение: в строю было до 5 тысяч человек (среди которых больше половины было присоединившихся в пути и брошенных своими командирами советских бойцов) и 500 единиц обоза. 18 октября участвовал в штурме города Болхова (Орловская область). По выходу из окружения командир 299-й стрелковой дивизии полковник И. Ф. Серёгин, придравшись по мелочам, своим приказом отстранил Кравченко от командования полком, за что Серёгина чуть не расстреляли возмущённые офицеры полка.

В конце октября майор И. Я. Кравченко убыл в Тулу в штаб 50-й армии «на расправу», но дело «спустили на тормозах», по оценке писателя С. Е. Михеенкова, поскольку в штабе 50-й армии «не мыслили категориями зависти и мести за чужой успех.» Командующий 50-й армией генерал А. Н. Ермаков наложил на приказ резолюцию: «В должности оставить, из 299-й дивизии перевести. Поручить формирование сводного полка. Командарм Ермаков».

В Туле 

29 октября после обеда командир 50-ой армии Ермаков отправил его в штаб обороны Тулы, где Кравченко назначают командиром Южного боевого участка обороны Тулы. Штаб размещался в 3-м корпусе Политеха, рядом со штабами ТРП и 156 полка. Кравченко пришел на позиции и увидел необстрелянных бойцов. Тогда он приказал всех бойцов ночью отвести на вторую линию обороны, зная, что утром немцы будут изо всех сил утюжить передний край. Убирал зенитки с Орловского шоссе и отвел их группами по две по обеим сторонам дороги на расстоянии не менее 100 метров. И сектор обстрела больше, да и танкам неудобно. При движении всегда приходиться доворачивать башню и прицеливаться. 

30 октября утро. Немцы долбят наш передний край, а потом в атаку идут 60 немецких танков в сопровождении батальона полка «Великая Германия». А против них необстрелянные бойцы! Причем по Орловскому шоссе пошло всего 20, а 40 - через Гостеевку, на позиции Тульского рабочего полка, у которых вообще не было никаких противотанковых средств. Танки прошли через позиции полка и уперлись в разлившуюся от продолжительных дождей речку Рогожню. Пехота отстала. Вернее, бойцы Тульского рабочего полка, помня науку Кравченко, отсекли ее от танков и навязали ей бой в поселке. Тут в Тулу пришли старые знакомые Кравченко по окружению, полк 1005 под командованием ст. лейтенант Савчинского - целых 450 человек и две пушки. Кравченко их разбил на группы и начал "затыкать дыры" в обороне. А немецкие танки стояли на нынешней ул. Агеева. Тут они послали десяток танков через Белоусовский парк, на захват нашего Московского вокзала и железнодорожного узла. Они ехали в тылу у наших войск, в 150 метрах за Командным пунктом Кравченко. Он послал им вдогонку целую армию, 20 человек с гранатами и бутылками с горючей смесью. Они бегом догнали танки и дали им бой. Три подбили, один сожгли. Он простоял в Молодом парке у улицы Тульского рабочего полка до 1950 года. Подбитые танки немцы зацепили и увезли с поля боя. 

Так первая атака была отбита. Потом были вторая, третья, четвертая. Потерян Рогожинский поселок, но дальше немцам пройти не удалось. Видя, что Южный боевой участок устоял, им начали подтягивать резервы и технику - танки, зенитки, взамен тех, что были выведены из строя. В итоге за первый день общими усилиями был подбит 31 танк. 

Второй и третий день тоже были напряженные, но уже было легче. 

1 ноября в 16.00 Южный Тульский боевой участок упразднили, а Кравченко назначили зам. командира 154 дивизии, с зоной ответственности Южная окраина Тулы. 

Командир 299 дивизии, в которой раньше служил Кравченко и откуда его выгнали, такого перенести не мог. Да тут еще начальник штаба, которого вместо Кравченко назначили командиром полка, сбежал. Причем не в тыл, а в Тулу, к Кравченко. Комдив написал гневный рапорт. Там были слова: «Или его под суд, или меня». По косвенным данным, его отдали под суд вместе с командармом Ермаковым после прорыва 18 ноября 1941, который прошел именно через позиции 299 дивизии в с. Дедилово. 

Кравченко воевал в 154 дивизии. Его назначили командиром гарнизона освобожденной Калуги, в помощь дали Тульский рабочий полк. Они вместе навели порядок в освобожденном городе. И 8 января 1942 Кравченко назначили командиром Тульского рабочего полка. Он тут же поставил начальником штаба своего давнего соратника Василия Бенцеля, а старшим врачом полка назначил бывшего врача его 956 полка Киру Аносову. Бывшего начальника штаба артиллериста Сосонкина назначил начальником артиллерии полка. На разумное замечание о том, что в полку нет артиллерии, Кравченко ответил: "Раз есть начальник, значит, будет и артиллерия". И действительно, в полку появилась артиллерия. 

Конечно, не обошлось без помощи туляков и секретаря Обкома Тульской обл. Жаворонкова. Кравченко приложил много усилий, чтобы полк стал полноценной боевой единицей. Чтобы меньше гибло туляков, и чтобы они выходили победителями в боях. 

2 марта Сталин затребовал личное дело Кравченко, которое с визой секретаря Сталина Поскребышева «Для решения» было направлено Шапошникову. 8 марта Кравченко назначили командиром 324 дивизии, которой он прокомандовал всего месяц и погиб. Его тело было доставлено в Москву и похоронено на кладбище Донского монастыря. 

В послевоенное время участие И. Я. Кравченко в обороне Тулы замалчивалось. В 2011 году тульский краевед А. Н. Лепёхин опубликовал сборник документов «Сражение за Тулу», в котором впервые показал его роль в обороне Тулы и выразил надежду о воздаянии ему заслуженных почестей.

Мнения

Старший батальонный комиссар Иван Мартынов, 1942: 
Говорят, что Кравченко действовал не по всем правилам военной науки. Командуя ответственнейшим боевым участком, он оказался оторванным от штабов. У него не было телефонной связи. Немцы пыжились из последних сил, пытаясь создать видимость окружения, засылая в тыл ракетчиков и автоматчиков. Кравченко был на командном пункте. Он располагал крайне ограниченным числом связных. По представлениям немецких разведчиков, у начальника боевого участка не было никаких средств борьбы против массированной атаки танков. … На рябоватом, со следами былой оспы, лице Кравченко добродушно-лукавая улыбка. В серых глазах его столько настоящего спокойствия солдата, столько побеждающей уверенности в своих, в наших силах, что видишь: этот бывший батрак, а потом питомец Академии им. Фрунзе — достойный противник «учёного» Гудериана. Нет, он ни на пядь не отступит перед Гудерианом, не дрогнет перед его танками. Не побоится смерти. Он видит, он всем своим существом ощущает грядущую победу. И он точно знает, как добывается победа. 

Из журнала боевых действий 324-й стрелковой дивизии, 1942 год: 
10 марта генерал-майор Кирюхин был назначен на пост заместителя командующего 16 армии. Дивизию принял ГСС майор Кравченко. Этот замечательный офицер отличался изумительной личной храбростью и завоевал, несмотря на очень короткий срок пребывания в дивизии, всеобщую любовь всего личного состава. Под его командованием дивизия вела тяжёлые бои с беспрерывно атакующими частями 211 пд, стремившимися восстановить утраченное положение.

На фотографиях:

Кадр из док. Фильма 1941 г. «На Тульском направлении». 
В пилотке Кравченко, с биноклем - командир 154 дивизии Фоканов. 

Тульский рабочий полк. 
Сидят Кравченко, Аносова, неизвестный политработник. 
Стоят начальник связи ТРП Петрухин Василий Георгиевич, начальник штаба ТРП В. Бенцель