Карл Иванович Максимович (23 ноября 1827 — 16 февраля 1891) — выдающийся русский ботаник, академик Санкт-Петербургской академии наук. 

Карл Иванович Максимович родился в дворянской семье прибалтийских немцев 11 ноября (23 ноября - по новому стилю) 1827 года в Туле. Вскоре его родители переселились в Петербург. Юного Карла отдали на воспитание в знаменитую Аннинскую школу (Annenschule). Эта школа была учреждена по повелению императора Павла Первого при духовном Ордене святой Анны. В той школе получали образование преимущественно дети из немецких семей, живших в Петербурге. 

В 1845-1850 гг. Максимович изучал вначале медицину, а затем ботанику в Дерптском университете. Дерптский (ныне - Тартуский университет, Эстония) был основан шведским королём Густавом II Адольфом в 1632 году на территории Ливонии под именем Academia Gustaviana. Он стал вторым университетом Швеции (после Уппсальского). После присоединения Ливонии к России университет временно прекратил своё существование. Вновь он был открыт Александром I в 1802 году уже как чисто немецкий университет на территории Российской империи. До конца XIX века (1893 г.) Дерптский университет был преимущественно немецким по национальному составу преподавателей и учащихся, и преподавание там велось на немецком языке. 

Учителем К.И. Максимовича был Александр Андреевич фон Бунге, профессор ботаники в Дерпте с 1836 года, известный исследователь флоры Алтая и Китая, лично знавший Александра фон Гумбольдта. По окончании учёбы Максимович был определён помощником директора Дерптского ботанического сада, а в 1852 году перешёл в Петербург консерватором в Императорский ботанический сад. 

В 1853 году Максимович вместе с Леопольдом фон Шренком предпринял по поручению ботанического сада путешествие вокруг света на фрегате «Диана». Военный фрегат «Диана» был послан навстречу легендарному фрегату «Паллада», на котором Евфимию Васильевичу Путятину было поручено осуществить дипломатическую миссию в Японию. В течение первого года фрегат пересёк Атлантический и Тихий океан с остановками в Рио-де-Жанейро, Вальпараисо и Гонолулу. 

В 1854 году «Диана» вошла в бухту Де-Кастри. В связи с Восточной (Крымской) войной его передвижение в Тихом океане было ограничено. Максимович был высажен на материке, в Приамурье, где вёл работу по изучению флоры Дальнего Востока до 1857 года. Учёный собрал богатую коллекцию растений, которую он обработал по возвращении в Петербург. 

В 1859 г. он издал уникальный труд - «Primitiae florae amurensis» («Первенцы амурской флоры» ) в Memoires de l’Academie Imperiale de St.-Petersbourg. Это работа знакомила научный мир с уникальной растительностью Приамурского и Уссурийского края. Максимович описал 915 новых видов цветковых и споровых растений. За эту работу Максимович был удостоен полной Демидовской премии – высшей награды Санкт-Петербургской Академии наук того времени. 

В 1859 году Максимович был избран адъюнктом Санкт-Петербургской Академии наук. В 1859 году Максимович предпринимает новое путешествие через Сибирь в Иркутск, в Забайкалье, затем по Сунгари и Уссури в Николаевск и далее в 1860 году - Японию, в Хакодате (остров Хоккайдо). В 1861 году он отправился в Нагасаки, чтобы совершать поездки по южной Японии. Бесценным помощником Максимовичу стал японец Сугава Тёносукэ (1842—1925). Он работал там, куда вследствие ограничений, наложенных японскими властями, не мог попасть сам Максимович, и собрал богатые материалы. Его имя Максимович дал новым видам (видовые эпитеты в названиях видов на русском языке обычно пишут как Чоноски) — клён Чоноски (Acer tschonoskii Maxim.), жимолость Чоноски (Lonicera tschonoskii Maxim.), граб Чоноски (Carpinus tschonoskii Maxim.), леукотоэ Чоноски (Leucothoe tschonoskii Maxim.), рододендрон Чоноски (Rhododendron tschonoskii Maxim.), груша Чоноски (Pyrus tschonoskii Maxim.), триллиум Чоноски (Trillium tschonoskii Maxim.) 

В Японии Максимович пробыл до начала 1864 года, а в феврале 1864 года вернулся в Россию. Результатом экспедиции стало доказательство теории единства природной среды Японии и всего Дальнего Востока в работе «Diagnoses des nouvelles plantes du Japon et de la Mandjourie» (20 выпусков, 1866-1876 гг.). Всего он вывез из Японии 2 500 видов засушенных и свыше 400 видов живых растений, большое количество образцов семян и несколько сот образцов древесных пород. Благодаря коллекции Максимовича Санкт-Петербургский ботанический сад стал ведущим мировым научно-исследовательским центром. 

В 1869 году Максимович был назначен главным ботаником Императорского ботанического сада и занялся разработкой не только того богатого материала, который он сам собрал, но и тех коллекций, что доставляли ему русские путешественники, в том числе Н.М. Пржевальский, Н. В. Певцов и др. На основе описания собранных ими коллекций были опубликованы 8 выпусков «Diagnosis plantarum novarum asiaticum» (1876—1893 гг.). В 1869 г. он впервые познакомился с Н. М. Пржевальскими, который попросил его определить растения, собранные в окрестностях оз. Ханка и других местах Приморского края. В дальнейшем К. И. Максимович обрабатывал все гербарные сборы из первого, второго и третьего путешествий Н. М. Пржевальского по Центральной Азии. 

С 1870 Максимович становится директором Ботанического музея. В 1868 году учёный был избран экстраординарным, а затем (1871) и ординарным академиком. К. И. Максимович совершил несколько заграничных поездок для знакомства с главнейшими гербариями Европы, где хорошо была представлена то время японская флора. Он работал в Ботаническом саду в Кью (Англия), посетил Упсалу (Швеция), где просмотрел гербарий Тунберга. По поручению ботанического сада К.И.Максимович приобрел часть гербария Ф. Зибольда, относящегося к японской флоре. Помимо флоры Японии Карл Иванович обрабатывал многие коллекции из стран Восточной и Центральной Азии. 

В самый разгар своей научной деятельности К. И. Максимович простудился и скончался в Петербурге от пневмонии 4 февраля 1891 г. Весть о его безвременной смерти вызвала глубокую скорбь среди ученых всего мира. 

«Чуждый мелкого самолюбия, всегда ровный, спокойный и мягкий в обращении, с любовью следивший за первыми шагами молодых ботаников, Максимович во всех, знавших его лично, оставил по себе неизгладимое впечатление», — писали его коллеги. 

Академик К.И. Максимовича с супругой погребены на Смоленском лютеранском кладбище в Санкт-Петербурге. Надгробие Максимовича утратило крест, который был разбит вандалами, а его куски валяются вокруг памятника. 

Карл Иванович Максимович описал 42 рода растений. Более 70 видов растений носят его имя. Из них деревья и кустарники: тополь Максимовича — Populus maximowiczii А. Henry — самое высокое лиственное дерево юга Дальнего Востока, ива Максимовича — Salix maximowiczii Kom., ольха — Ainus maximowiczii Call., смородина — Ribes maximoviczianum Kom., боярышник — Crataegus maximowiczii Schneid., шиповник — Rosa maximowicziana Regel., вишня — Cerasus maximowiczii Kom., бересклет Euonymus maximowicziana Kom., жимолость — Lonicera maximowiczii (Rupr.) Rgl. и др. Травянистые растения: камыш Максимовича — Scirpus maximowiczii Clarke., болотница — Eleocharis maximowiczii Zinserl., осока — Carex maximowiczii Miq., лук — Allium maximowiczii Regel., купена — Polygonatum maximowiczii Fr. Schmidt., сассапариль — Smilax maximowiczii Koidz., любка — Platanthera maximowicziana Schlechter, гудайера Goodyera maximowicziana Makino, герань — Geranium maximowiczii Regel et Maack, водяной орех — Trapa maximowiczii Korsh., дудник Angelica maximowiczii, зопник — Phlomis maximowiczii Regel, вероника — Veronica maximowicziana . Worosch., очанка — Euphrasia maximowiczii Wettst., подмаренник— Gallium maximowiczii (Kom.) Pobed., соссюрея — Saussurea maximowiczii Herd, рябчик— Fritillaria maximowiczii Freyn. и др. 

Он явился одним из первых исследователей флоры Приамурья, Приморья, Маньчжурии, Японии. Первым описал в качестве самостоятельных таксономических единиц грушу уссурийскую (Р. ussuriensis), разновидности яблони ягодной (М. baccata) - маньчжурскую (manshurica), гималайскую (himalaica), сибирскую (sibirica), вишню железистую (С. glandulifolia), абрикос маньчжурский (А. manshurika), абрикос ансу (А. ansu), миндаль черешковый (Pr. podunculata, Рг. pelosa), смородину маньчжурскую (R. manshuгika), смородину Мейера (R. Meyeri), барбарис Амурский (В. amuriensis), актинидию коломикту (А. kolomikta), лещину маньчжурскую (C. manshurica), орех маньчжурский (J. manshurika), орех Зибольда (J. siboldiana) и др. 

Его имя в 1892 г. было высечено на здании музея Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества в Иркутске вместе с именами Гумбольдта, Ледебура, Миддендорфа, Норденшельда, Пржевальского, Турчанинова, Черского. В 1927 и 1977 гг. ученые многих стран широко отмечали знаменательные даты 100- и 150-летие со дня рождения К. И. Максимовича. Чтут заслуги русского исследователя и в Японии, где к юбилейным датам переиздают и переводят на японский язык его главнейшие сочинения. 

«Он долго работал в величественном храме науки. Замечательный путешественник, неутомимый работник, Максимович во всех знавших его оставил неизгладимую память...» 

Максимович «открыл миру самобытную физиономию растительности юго-восточных пределов государства российского», П.П. Семёнов Тян-Шанский 

«Про ботаника Максимовича, который был на Уссури в 1860 г., казаки помнят до сих пор и часто у меня спрашивали: "Кто такой он был, полковник или нет?" Независимо от исполнений служебных поручений и составления различных коллекций (Всего мной препарировано более 300 экземпляров различных птиц; около десятка шкур млекопитающих, собрано несколько сот яиц, около 300 видов травянистых растений в числе до 2000 экземпляров и, наконец, более 80 видов семян. Все растения и семена переданы мною в С. -Петербургский ботанический сад, и академик Максимович был так обязателен, что сообщил мне видовые определения, помещенные в различных местах настоящей книги) главным предметом моих специальных исследований в продолжение всей экспедиции были наблюдения над птицами, преимущественно бассейна озера Ханка, где удалось провести две весны 1868 и 1869 годов», Н.М. Пржевальский «Путешествие в Уссурийском крае».

«Япония теперь празднует столетие со дня рождения нашего любимого доктора Максимовича. Было много ботаников, посетивших нашу страну, но ни одному не удалось оставить по себе столь задушевную память, какую оставил доктор Максимович. Я думаю, что причина этому та, что доктор Максимович выказал большее доверие к японцам, поощрив их к дальнейшей работе, чем какой-либо иной ботаник. Большой, до сих пор непревзойденный труд Максимовича о дальневосточных растениях был составлен им на основании коллекции, которая по размерам превосходит все доселе собранные. Мы дружески приветствуем его миссию, состоящую в том, чтобы открыть нам глаза на огромный запас нашей растительности. Не будет преувеличением сказать, что Япония стала впервые известной всему культурному миру благодаря именно этой коллекции, размещенной по всему свету». Профессор Тиозабуро Танания 



Источники: Максимович, Карл Иванович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907. 

                    Википедия

                    www.tulamen.ru

                    Императорский Санкт-Петербургский ботанический сад за 200 лет его существования (1713—1913). Часть 3. — П., 1913—1915. — С. 349—360. 

                   Липшиц С. Ю. К. И. Максимович // Отечественные физико-географы и путешественники. — М., 1959. — С. 236—241. 

                   Бородина-Грабовская А. Е. Ботаник Карл Иванович Максимович – деятельность в Ботаническом саду и в Академии наук // Наука и техника: Вопросы истории и теории : Тез. 25 годич. конф. С.-Петербург. отд-ния Рос. нац. комитета по истории и философии науки и техники (29 нояб. – 3 дек. 2004 г.). Санкт-Петербург. 2004. Вып. 20. С.74-76. 

                   Бородина-Грабовская А. Е. Японская коллекция К. И. Максимовича в Гербарии Ботанического института Российской Академии наук // Наука и техника : Вопр. истории и теории. СПб. : Борей Арт, 2002. Вып. 18. Тез. XXIII годич. конф. С.-Петерб. отд-ния Рос. Нац. ком. по истории и философии науки и техники (26–28 нояб. 2002 г.). С. 26-27.