Федот Петрович Филин - крупный учёный-языковед, доктор филологических наук, профессор, член-корреспондент Академии наук СССР, почётный доктор Ягеллонского (Польша) и Хельсинского (Финляндия) университетов, автор более 400 научных работ, лауреат Ленинской премии и премии имени А.С. Пушкина.

Федот Петрович Филин внёс огромный вклад в отечественную лингвистическую науку, а родился он 7 марта 1908 года в деревне Селино Дубенского района Тульской области. Федот Петрович - из бедной крестьянской семьи. Детство его проходило в очень тяжёлые послереволюционные годы, но этот мальчик прежде всего стремился к знаниям. В скромной одежде и лаптях он регулярно посещал сельскую школу. 

В 1924 году Федот Филин окончил 7 классов и его как способного ученика направили на специальные курсы в Тулу, после которых он стал преподавать в школе для взрослых, получая собственную зарплату и реализуя на деле развёрнутую в стране кампанию по ликвидации неграмотности. Но Федот Филин решил учиться дальше, поступив сначала в Тульский педагогический техникум, а затем – во 2-ой Московский государственный университет на литературно-лингвистическое отделение (сейчас – это филфак Московского педагогического государственного университета). В своём дневнике он тогда записал: «9-го (августа 1928 года. – Д.О.) утром … поехал во 2-й университет. Не без сердечного биения впервые в жизни взглянул на это суровое огромное трёхэтажное здание. Мысли – как напуганные птицы, вид у меня типичного провинциала. Что-то готовит мне это страшилище, как-то оно меня встретит?..» 

В те годы при поступлении на литературное отделение сдавали не только профильные экзамены, но также математику и физику. По этому поводу в дневнике Федота Филина можно найти такую запись: «21-го был последний экзамен по физике. Физики я боялся больше всего. И напрасно. Спросили ерунду. Что такое ом, это всякий второступенник ответит, или там молекулярная гипотеза. Я думал, что будут задавать сложные задачи по механике… Итак, я испытания выдержал!» 

А ведь конкурс тогда был большой! Как отмечено в том же дневнике, «сдавало 250 человек, а свободных мест – 57», то есть было более четырёх человек на место. 

В студенческие годы Федот стал посещать в Московском институте Востока занятия семинара академика Николая Яковлевича Марра. Этот известный учёный-лингвист для их проведения специально приезжал из Ленинграда. Видимо, студент Филин так увлёкся языкознанием, что после окончания университета он твёрдо решил поступать в аспирантуру и обязательно по языковой специальности, по которой в Москве в тот период времени ещё не было набора. Пришлось ему ехать в Ленинград, где в 1931 году он стал полноправным аспирантом Яфетического института Академии наук, руководил которым сам академик Марр. 

Выходец из сельской глубинки, Федот Петрович Филин при всей широте своих научных интересов увлечённо стал заниматься изучением именно русских народных говоров. Уже в 1934 году, на 2 года раньше окончания аспирантуры, он успешно защитил кандидатскую диссертацию по теме «Исследование о лексике русских говоров. По материалам сельскохозяйственной терминологии». Это исследование не утратило своей значимости для науки и сейчас. Затем кандидат наук Филин стал преподавать в Педагогическом институте им. А.И. Герцена, читать лекции по русской диалектологии и истории русского языка. Вот как позднее отзывался об этих занятиях известный впоследствии новосибирский учёный-лингвист (а тогда студент Федота Петровича) А.И Фёдоров: «Особенно интересными и неожиданными казались объяснения этимологии слов с привлечением диалектных данных. Меня, да и многих других студентов, выходцев из крестьянских семей, деревенских парней, эти сведения особенно интересовали. Созревала мысль: речь крестьян, неграмотных и полуграмотных, в том числе и моих земляков, не есть «испорченный русский язык неграмотных людей» (как внушали нам в деревенской школе), а историческое явление, вполне нормальное, и составляет с литературным русским языком – в его современном и прошлом состоянии – единое целое».

В это время Ф.П. Филин увлечён научными идеями «положить» на географическую карту все свои наблюдения над диалектными явлениями, то есть создать диалектологический Атлас русских народных говоров. Для этой цели он подготовил из числа лучших своих студентов определённый круг учеников, которые смогли бы дальше развивать эти идеи. В 1936 году на Селигере под руководством Филина была организована 1-я экспедиция по сбору диалектных материалов для задуманного Атласа. Это был первый в нашей стране опыт картографирования диалектных особенностей одного района. Материал был собран, обработан и даже подготовлен к печати, но началась Великая Отечественная, и нужно было защищать и русскую землю, и русский язык… 

В силу своего природного характера Федот Петрович Филин не просто остался в Ленинграде, но и пошёл добровольцем в ополчение. Его дочь, Татьяна Федотовна, в воспоминаниях пишет: «Когда началась война, мне было 3 с половиной года. В этот день мы с отцом собирались пойти в зоопарк, но отправился он в райвоенкомат…» Уже 3 июля 1941 года он уходит в народное ополчение, которое вскоре соединилось с действующей армией Ленинградского фронта. Федот Петрович направлен в подразделение, которое занималось, как тогда говорили, «разложением войск противника». Здесь готовились листовки на немецком языке для перебрасывания их через линию фронта, радиопередачи, которые транслировались со специальных самолётов, снабжённых звукоустановками, проводилась работа с немецкими военнопленными. Боевые заслуги Филина в годы войны были отмечены правительственными наградами - орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны II степени, медалью «За оборону Ленинграда» и др. В письме, которое Федот Петрович напишет 10 февраля 1944 года с фронта своему коллеге, есть такие строчки: «… Два с половиной года без перерыва я на фронте. В августе-сентябре 1941 года познал горечь отступления. Участвовал в нескольких горячих боях. Судьба мне благоволила, и я остался жив, здоров… В свободные минуты я вспоминаю о лингвистике, иногда мечтаю об исследовательской работе… Я не унываю; силы есть и после войны наверстаю своё…» 

Боевой товарищ Филина, ныне - полковник в отставке, кандидат исторических наук, профессор Военной академии связи Петербурга Ю.В. Басистов в своих воспоминаниях пишет: «…в мыслях он (Ф.П. Филин. – Д.О.) никогда не переставал заниматься своей научной работой. Да и его толстые тетради были всегда при нём – в полевой сумке или в противогазе. Редкий свободный час, время, оторванное от сна, безраздельно принадлежали любимому делу. Были у него и записные книжки, куда он заносил новый лексический материал, рождаемый в военной обстановке, «солдатский фольклор…» 

Но и в тяжелейшие годы войны наша филологическая наука продолжала своё развитие. В 1944 году в Вологде состоялась диалектологическая конференция, на которую командировали Федота Петровича. Может показаться невероятным, но даже в военное время было именно такое внимательное отношение к науке о русском языке. Ещё шли бои, а учёных уже мобилизовали на новые планы, на будущие исследования… 

Войну Федот Петрович Филин закончил в мае 1945 года в Курляндии, но потом почти целый год служил старшим инструктором в Политуправлении Ленинградского военного округа. И только в 1946 году он вернулся к научной работе - во вновь организованный Институт русского языка Академии наук СССР, директором которого был академик С.П. Обнорский. Его назначили заведующим Сектором диалектологии. Параллельно он стал преподавать в Ленинградском государственном педагогическом институте им. А.И. Герцена. 

В 1947 году Филин с успехом защитил докторскую диссертацию по теме «Лексика русского литературного языка древнекиевской эпохи. По материалам летописей». Интересно то, что на титуле своей научной работы он написал посвящение: «Товарищам по оружию. В память о боях за великий русский город на Неве». Эта диссертация была в то время первым обобщающим исследованием по исторической лексикологии, над которой Федот Петрович начал работать ещё в довоенный период. Через год Ф.П. Филину было присвоено учёное звание профессора. Примечательно, что молодой доктор наук и профессор не забывает своей малой родины, даже в научном плане. Для многотомного сборника «Материалы и исследования по русской диалектологии» в 1949 году он подготовил довольно объемную статью «Говор д. Селино Дубенского района Тульской области (фонетический очерк)», где среди специфических филологических терминов прослеживается трепетная любовь к родным сельским просторам и людям, живущих там, их своеобразному языковому колориту. 

В 1950 году И.В. Сталин выступил с резкой критикой «марризма» - «нового учения о языке» Н.Я. Марра. В результате в той или иной степени пострадали все его последователи и приверженцы. Так, в этот период было запрещено даже ссылаться на научные труды Ф.П. Филина – ученика Марра. Но времена менялись, а истинную любовь к русскому языку Федот Петрович сохранил и пронёс через всю свою жизнь… 

Очередная важная веха в научной и творческой деятельности Ф.П. Филина – создание 17-томного Словаря современного русского литературного языка, который иначе называют Большой академический словарь. В нём представлено всё богатство нашего языка «от Пушкина до наших дней». Это самый полный словарь литературного русского языка. Его объём колоссален - более 120 тысяч слов. В работе над этим словарём Филин принимал самое непосредственное участие. С 1-го тома он был членом редколлегии. Начиная с 6-то тома и до выхода в свет последнего тома - главным редактором, от которого требовались не только организаторские способности, но и глубокие знания учёного-русиста. Этот словарь был издан в кратчайшие сроки - тогда вся страна работала и творила на подъёме Победы. За его выход Федот Петрович со своими коллегами в 1970 году был удостоен самой высокой награды нашей страны того времени - Ленинской премии. 

Но наиболее важным проектом Филина в те годы был сводный словарь всех русских народных говоров, своеобразным «конструктором» которого выступал сам Федот Петрович по своим определённым принципам, сформулированным им ещё в ранних научных трудах. Идею создания такого сложного издания он вынашивал давно, а приступил к её осуществлению лишь в самом конце 50-х - начале 60-х годов ХХ века. Ф.П. Филин сам составил 1-й выпуск Словаря русских народных говоров, который в 1965 году увидел свет. Над остальными выпусками работал уже подготовленный им коллектив учёных-диалектологов, но общее руководство взял на себя именно Филин. Он оставался главным редактором этого словаря до последних дней своей жизни и имел возможность подержать в руках вышедшие из печати 23 выпуска своего детища (каждый год выходили один-два). После смерти Федота Петровича ещё появлялись новые выпуски, отредактированные им, – он подготовил материал на много лет вперёд… 

Федот Петрович Филин был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР в 1962 году. В это же время у него вышла крупная монография «Образование языка восточных славян», а ровно через десять лет - основательная книга «Происхождение русского, украинского и белорусского языков». В 1964 году Ф.П. Филина назначили директором академического Института языкознания, а через 4 года – в структуре той же Академии наук директором Института русского языка, где он проработал (с 1971 года совмещая с должностью главного редактора Всесоюзного журнала «Вопросы языкознания») до самой своей кончины 5 мая 1982 года. 

В одном из прощальных слов на московском Кунцевском кладбище было замечательно сказано о Федоте Петровиче Филине: «…Мир этого человека науки был населён не одними учёными идеями и теориями, но в первую очередь живыми людьми, делающими эту науку, которых он всегда при первой возможности выделял, отмечал, привлекал к себе, во всяком случае, старался это сделать, придавал значение этой работе с людьми. Он был большой организатор науки. Он был выше и шире того, что интересовало непосредственно его как специалиста. Он немало радовался успехам коллег и немало подвизал их на эти успехи…» 


ВИКТОР ВИКТОРОВИЧ БОБЫНИН. Первый российский историк математики, профессор, автор более 500 научных работ, которые издавались не только в России, но и в Германии, Франции, Швеции, член Императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, Московского математического общества, Казанского и Киевского физико-математических обществ, Парижской постоянной комиссии по составлению библиографического каталога математических наук Виктор Викторович Бобынин тесно был связан с Тульским краем. В. В. Бобынин родился 8 ноября (по старому стилю) 1849 года в деревне Шили Рославльского уезда Смоленской губернии, в семье мелкопоместного дворянина. Его мать умерла, когда Вите был всего один месяц. Детские годы его прошли в селе Бредихино Дубенского района Тульской области, в небольшом имении, которое приобрёл его отец. Рано научившись читать, мальчик полюбил книги и читал много и беспорядочно. В 1860 году его зачислили в Тульскую гимназию. Учился он хорошо, и со 2-го класса за ним прочно укрепилась слава «первого ученика». Постепенно определялись и склонности Бобынина к естественным наукам и математике. Виктор настолько сильно увлёкся ими, что даже гимназическая реформа 1865 года, почти совершенно исключившая из преподавания естественные науки, не смогла воспрепятствовать этому – он самостоятельно изучил предметы, исчезнувшие из учебного плана, проявив необычайную настойчивость. Авторитет его среди учеников и преподавателей был так велик, что весной 1866 года ему было разрешено прочесть для желающих гимназистов лекции о космогонической теории Канта-Лапласа и об истории развития земной коры. Виктор окончил гимназию с золотой медалью в 1867 году и поступил на отделение естественных наук физико-математического факультета Московского университета. В 1868-м он перешёл на математическое отделение, на котором и завершил обучение, спустя четыре года. Вот как отзывался В.В. Бобынин о своей учёбе в университете в «Автобиографии», написанной им в 1887 году: «…Заботы о своём содержании Бобынину пришлось взять на себя, что вынудило его употреблять большую часть своего времени на дешёвые уроки, разбросанные к тому же на больших расстояниях. Это отозвалось крайне неблагоприятно на ходе учебных занятий Бобынина. Ему пришлось ограничиться почти исключительно изучением излагаемого на лекциях. Вследствие этого университет, дав Бобынину необходимые основные знания для дальнейших занятий, не оказал никакого влияния на направление последних, или, как обыкновенно говорят, на выбор специальности. Что это так, видно из того, что выбранная им впоследствии специальность — история математики — вовсе не входила в университетский курс». По окончании университета студент Виктор Бобынин не был приглашён в аспирантуру и был вынужден поступить на службу в Нижегородскую военную гимназию преподавателем математики, физики и космографии. Но он не отчаивается и в письмах к друзьям делится планами серьёзной самостоятельной научной работы, прежде всего, в области истории математики. В своей «Автобиографии» Виктор Викторович объясняет это пристрастие так: «Относительно слабая разработка истории физико-математических наук, обусловливая существование в ней обширного поля исследований, присущий этой дисциплине захватывающий интерес. Всё это вместе взятое привело, наконец, к разрешению вопроса о выборе специальности в пользу истории и частично философии наук математических. С этого времени они делаются главным предметом его занятий». В русской литературе того времени работы по истории математики в России отсутствовали вовсе. Поэтому В.В. Бобынин сообщает в письме к своему знакомому – впоследствии известному русскому литературному критику, историку литературы, библиографу и редактору - Семёну Афанасьевичу Венгерову, что он «накапливает материалы по этому важнейшему вопросу» - собирает и изучает много памятников русской математической литературы и старинных рукописей. В 1878 году Бобынин завершил написание диссертации для получения права чтения лекций по истории математики в университете в качестве приват-доцента по довольно необычной теме - «История индуктивного периода развития наук математических. Доисторический период». Однако известные академики того времени не дали отзывов на неё, поэтому защита не состоялась. Вторую диссертацию В.В. Бобынин пишет уже на другую тему: «Математика у древних египтян», в которой рассматривает древнеегипетские папирусы. В 1881 году он переехал в Москву и стал там преподавателем 4-й военной гимназии. Защита диссертации, «довольно удачная», по выражению самого Бобынина, состоялась 7 мая 1881 года, а осенью следующего года он приступил к чтению лекций курса истории математики в Московском университете в статусе приват-доцента. Но Виктор Викторович продолжает и научную работу по изучению истории развития физико-математических наук в России и делает первую попытку привлечь к этому делу интеллигенцию, в первую очередь учителей. С этой целью в августе 1883 года Бобынин выступил в Одессе на VII Всероссийском съезде естествоиспытателей и врачей (в секции астрономии и математики) с тремя докладами: «Философское, научное и педагогическое значение истории математики», «О собирании памятников народной математики» и «Приёмы официального землемерия в России XVII столетия». В 1884 году В.В. Бобынин решил осуществить давнюю свою мечту — издание журнала по истории математики. Однако, по его собственным подсчётам, необходимо было обеспечить для бездефицитного существования этого издания около 600 подписчиков, потому что надеяться на государственные или другие субсидии не приходилось. Поэтому был основан универсальный журнал, рассчитанный в основном на довольно широкую аудиторию учителей средних школ и научных работников нескольких профилей. Об этом говорит и его название - «Физико-математические науки в их прошлом и настоящем. Журнал чистой и прикладной математики, астрономии и физики». В этом издании, кроме статей по истории математики, планировалось размещать научные новости, сведения о вышедших книгах, хронику и т. д. Бобынин, будучи и редактором, и издателем в одном лице, предугадывал, как он сам писал, «при существующих отношениях к чистой науке русского общества и правительства, очень ограниченные размеры подписки». Его опасения оправдались… В конце января 1885 года вышел в свет первый номер этого журнала. Общая стоимость подписки составляла 10 рублей в год. В это время журнал, несмотря на широкую пропаганду, имел... лишь 45 подписчиков. Затем число подписчиков выросло и в июле достигло 152. Однако скоро опять уменьшилось, едва превышая сотню, а в 1890 и 1892 годах падая и ещё ниже. В.В. Бобынин не имел возможности поддерживать журнал личными средствами (зарабатывать себе и семье на жизнь ему приходилось преподаванием в московских кадетских корпусах – платы за лекции, читаемые в университете, приват-доцентам не полагалось), а от различных правительственных учреждений на свои просьбы получал равнодушные отказы. Поэтому он был вынужден сократить объём журнала, самостоятельно писать почти все статьи, быть не только издателем и редактором, но и даже корректором. Однако все его усилия были напрасны - сроки выхода очередных номеров всё более затягивались, а в 1898 году на тринадцатом выпуске (несчастливом числе) первый русский историко-математический журнал прекратил своё существование. Всё-таки в этом журнале среди различных заметок и небольших статей по истории и философии математики, рецензий, некрологов и биографий, международной и русской научной хроники, успели появиться и такие крупные работы В.В. Бобынина, как «Очерки истории развития физико-математических знаний в России», «Очерки истории развития математических наук на Западе», «Лекции по истории математики». Во всех 13 выпусках печаталась частями его известная «Русская физико-математическая библиография», в которой Бобынин собрал самый полный по тем временам уникальный указатель книг и журнальных статей по физико-математическим наукам, вышедших в России с начала книгопечатания. Печальный конец первого журнала ещё не отнял у Виктора Викторовича надежды каким-либо образом приспособиться, по его собственному выражению, «к довольно тяжёлым материальным условиям, создаваемым для специальных изданий в России». В 1899 году он приступает к изданию первого тома (состоящего из 12 номеров, выход которых задуман в более гибком непериодическом варианте) другого журнала — «Физико-математические науки в ходе их развития». В результате издание первого тома затянулось до 1905 года, в котором редактор Бобынин почувствовал серьезное ухудшение своего здоровья (нагрузки были чрезмерны). Второго тома не последовало… В последнем, двенадцатом, выпуске В.В. Бобынин разместил статью «Первый, посвящённый истории математики, русский специальный журнал», в которой он с плохо скрываемой горечью даёт полный обзор журнала, где приводит перечень статей, данные о количестве, составе и о географическом положении подписчиков, а также и о состоянии бюджета журнала - максимальный годовой приход был всего 1745 рублей 17 копеек (это при том, что расход почти всегда был намного больше). Приводит он и некоторые факты возмутительного равнодушия к этому просветительскому изданию со стороны чиновников от науки и народного образования. В 1907 году Виктор Викторович уходит в отставку и как преподаватель военно-учебных заведений «с мундиром и пенсией» в 892 рубля 11 копеек в год. Но чтения лекций в Московском университете Бобынин не бросает до конца своих дней. Продолжается и его научная деятельность… Труды В.В. Бобынина выходят во многих изданиях, в том числе и за пределами России. Среди них — работа, написанная в течение 1906-1908 годов для IV тома «Vorlesungen liber Geschichte der Mathematik» немецкого историка математики Mорица Кантора и вышедшая на русском языке под заглавием «Элементарная геометрия и её деятели во второй половине 18 века», а ещё в 1892 году в Стокгольме была издана книга Бобынина «Progres successifs des sciences mathematiques chez les peuples de l'Europe». Его перу также принадлежит множество статей и заметок в «Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона», в частности, статья «Математика» и раздел «Математика в России». Виктор Викторович разрабатывает и педагогические основы математической науки. В конце 1912 – начале 1913 годов он выступает на Первом Всероссийском съезде преподавателей математики с докладом «Цели, формы и средства введения исторических элементов в курс математики средней школы», где развивает идею создания историко-математической хрестоматии, в которую, по его мнению, «должны быть введены наряду со статьями историко-математического содержания также и удовлетворяющие условиям целесообразности и доступности для учащихся отрывки произведений древней математической литературы». Исследования Бобынина в области методики преподавания находят своё продолжение в 1914 году на страницах журнала «Математическое образование» в его статье «Об указаниях, получаемых преподаванием математики от её истории». В течение 35 лет приват-доцент В.В. Бобынин читал в Московском университете необязательный курс лекций по истории математических наук (кафедр по истории математики в то время вообще не существовало). Лишь в 1917 году он стал полноправным профессором Московского университета, официально получив это учёное звание. В это время Бобынин переезжает в своё имение около села Бредихино в 30 километрах от Тулы. С 1918 года – живёт в Туле и преподает в родной Тульской гимназии, которую когда-то окончил с отличием. Но даже в эти годы постоянно наезжает в Москву для чтения лекций в университете. Наркомпрос РСФСР поручил В.В. Бобынину написание однотомной «Истории русской математики» и трёхтомной «Всеобщей истории математики». Работу Бобынина над этими сочинениями прервала лишь смерть, последовавшая 25 ноября 1919 года. Умер Виктор Викторович во время свирепствующей тогда эпидемии сыпного тифа и был похоронен в братской могиле на тульском Всехсвятском кладбище. В.В.Бобынин оставил после себя уникальную библиотеку, которую новое советское правительство не только не «конфисковало», но и выдало её хозяину даже соответствующий «мандат» - охранную грамоту, учитывая ценность этих книг. Ведь она состояла из более чем 5 тысяч экземпляров русских и иностранных редких изданий, в числе которых около 100 математических рукописей XVII - XVIII веков, учебная литература по алгебре, геометрии, тригонометрии, другие научные и художественные книги. Виктор Викторович хранил всё это в двух местах – Туле и Бредихино. После своей смерти Виктор Викторович Бобынин завещал библиотеку Московскому университету. В наше время на центральной площади райцентра – посёлка Дубна установлен памятный знак в честь известного земляка. Источник: http://proza.rnls.ru/2010/09/01/33